Образ русалочки в сказке Х.К. Андерсена

Мифологические источники сказки Г.Х. Андерсена "Русалочка", описание художественной интерпретация образа русалочки. Фантастика и реальность в сказке. Определение авторской концепции человеческой души в сказке. Русалки в славянской и западной мифологии.

Рубрика Литература
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 13.01.2014

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1 МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОКИ СКАЗКИ Г.Х. АНДЕРСЕНА «РУСАЛОЧКА»
    • 1.1 Сказки Андерсена - фантастика и реальность
    • 1.2 Русалки в славянской и западной мифологии
    • 1.3 Фантастика и реальность в сказке «Русалочка»
  • ГЛАВА 2 ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ОБРАЗА РУСАЛОЧКИ В СКАЗКЕ АНДЕРСЕНА
    • 2.1 Образ Русалочки в сказке Русалочка Х.К.Андерсена
    • 2.2 Авторская концепция человеческой души
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  • ВВЕДЕНИЕ

Маленькая Дания внесла заметный вклад в европейскую культуру XIX века. Среди знаменитых сынов и писатель-романтик Эленшлегер, и один из последних мастеров классицизма - скульптор Торвальдсен. Но самую громкую славу во всем мире снискал своими сказками Ханс Кристиан Андерсен (1805 - 1875).

Не легко и не сразу завоевал он эту славу. Сын сапожника и прачки из города Оденсе на острове Фюн, он рано остался без отца и четырнадцати лет с 13-ю монетами в кармане отправился в столицу Дании Копенгаген, чтобы начать тяжелую, изнурительную борьбу за свое будущее.

Первую литературную известность принесли ему путевые очерки и романы. И когда начиная с 1835 г. стали появляться его сказки, соотечественники не сразу догадались, что именно в этом жанре Андерсену дано было сказать новое слово. Однако, несмотря на бесцеремонное отношение к его не сказочному творчеству, Ханс Кристиан считал себя романистом и драматургом, а не писателем историй для детей [19, с. 3]. Но настоящий Андерсен проявляется скорее в сказках, чем в иных сочинениях.

Андерсен был посредственным драматургом, средним поэтом, хорошим романистом и выдающимся автором путевых заметок. Но в сказках он достиг совершенства, и его гений проявился именно в них «благодаря необычайному сочетанию внешних и внутренних обстоятельств: особых социальных условий, особого темперамента и особого художественного таланта» [18, с. 4].

Немногие писатели пользуются такой популярностью, как Андерсен. Он написал очень много, но русской публике хорошо известно только собрание его сказок, составляющее лучшую, но меньшую часть его произведений. Сказки эти, переведенные на все языки и выдержавшие множество изданий, и доставили главным образом славу своему автору. Несравненная поэзия в соединении с тонким юмором, с чистотою и искренностью чувства является особенностью этих оригинальных произведений. Умение одушевлять все существующее и представлять в живых образах решительно все окружающие нас предметы делает сказки Андерсена особенно близкими сердцу, так сказать интимными. В них нет ничего грандиозного, ничего величавого, но тем не менее всякая подробность их бесконечно интересна. Способность Андерсена наделять человеческими чертами неодушевленные предметы и вызывать сочувствие к ним читателя и составляет особенность его таланта. Если прибавить к этому широкую гуманность, необыкновенно простой и сжатый языки самое светлое миросозерцание, то всемирная известность Андерсена будет вполне понятна [5, с. 135].

Сказка - древнейший жанр литературы. У каждого народа передаются из поколения в поколение волшебные и авантюрные сказки, сказки о животных, бытовые сказки. В эпоху романтизма, когда возрос интерес к устному народному творчеству, почти во всех странах стали собирать и публиковать сказки. Многие выдающиеся писатели начали обрабатывать сказочные сюжеты [6, с. 160].

Андерсен писал в то же время, что и знаменитые Ш. Перро, братья Гримм, Э. Гофман. Их произведения, несмотря на значительные отличия, объединялись тем, что открывали для читателя мир безудержной народной фантазии. В этом ряду Андерсен был одновременно и своим, и чужим. Его сказочные сюжеты своим разнообразием и неожиданными решениями, глубиной мысли и изящным, острым языком не вписывались в тысячелетиями установленные правила народной сказки. Даже используя фольклорные сюжеты, он ломал традиционные каноны и расцвечивал их смелыми и красочными импровизациями. Его героями могли быть и мифические бестелесные существа, и привычные бытовые предметы, растения и насекомые. Мистицизм органично соседствует с мягким юмором, иносказательность с информативностью. «Сказочная поэзия - самая широкая область поэзии, она простирается от кровавых могил древности до разноцветных картинок простодушной датской легенды», - писал Андерсен Генриетте Вульф [16, с. 210].

В сказках Х.К.Андерсена нет счастливых или несчастливых концов. Есть закономерные финалы. Ошибочные действия, заблуждения приводят к провалу. Бережное отношение к собственной Силе, стремление грамотно пройти испытание вознаграждается разрешением острой ситуации. Особое место в рассуждениях о закономерном финале сказочных историй занимают сказки Г.-Х. Андерсена, особенно «Русалочка».

В сказке «Русалочка» заключался целый мир, который можно назвать «андерсеновским.

Датчане чтят память своего великого земляка. В столице Дании Копенгагене в Королевском саду и близ ратуши стоят памятники Андерсену. А вход в Копенгагенский порт охраняет статуя Русалочки, героини одной из самых чудесных сказок Андерсена.

Образ русалки встречается в легендах, преданиях, поверьях народов разных стран. В них русалки изображаются как коварные, хитрые, враждебные человеку существа. Они живут в водной стихии и, вступая с людьми в какие-либо отношения, приносят страдания, горе, а порой и смерть. Но этот мифологический персонаж в народных сказках встречается редко. А вот в литературной сказке он получил более широкое распространение - В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, В.В. Набоков. И.В. Гете и другие писатели и поэты использовали образ русалки в своих произведениях.

Датский фольклор знает немало сказок и преданий о русалках. В одном из них, использованном Андерсеном, говорится, что только беспредельная любовь к ней человека поможет русалке обрести бессмертие. Писатель по-своему трактует это предание. В его сказке не человек любит русалку, а русалка любит человека. Но андерсеновская героиня необычайно человечна, и любовь ее сильнее желания стать бессмертной.

Она решается на самопожертвование ради любви. Чтобы быть рядом с принцем, принимает она человеческий образ и идет на невыносимые муки, ради него отдает свой прекрасный голос. Ее любовь ничто не может уничтожить, даже женитьба принца на другой. Русалочка знает: стоит ей вонзить нож морской ведьмы в сердце принца и она снова очутится в море вместе с родными и проживет 300 лет. Но она умирает, не желая спасти свою жизнь ценой жизни любимого. Эта великая самоотверженная любовь Русалочки бессмертна.

Хотя сказка кончается печально, она утверждает светлый и чудесный мир человеколюбия и благородства, высокой любви. В этой сказке чувствуется и немного грустная на сей раз, но неизменно добрая улыбка сказочника. Он снисходителен к обычным людским слабостям, что видно на примере очеловеченных им обитателей моря [3, с. 59].

Использование в сказке «Русалочка» Х.К.Андерсена фольклорно-мифологических тем и мотивов тщательно рассмотрено филологами. Все статьи, посвященные этому произведению, на наш взгляд, очень интересны и представляют собой плод кропотливой текстологической и филологической работы. Немало глубоких замечаний об Андерсене и его сказках содержится в статьях К. Паустовского, Н.А. Пивнюк, Л.Ю. Брауде, И.И. Муравьевой.

Актуальность данного исследования обусловлена неослабевающим интересом современного литературоведения к творчеству Х.К. Андерсену. Для постижения творческого метода сказочника необходимо рассмотреть кардинальные вопросы эстетики Х.К. Андерсена, которые рассматриваются в теснейшей связи с мифами о русалках и обрядами и обычаями.

Объект исследования: сказка Х.К. Андерсена «Русалочка».

Предмет исследования: образ Русалочки.

Цели данного исследования:

1) выявить мифологические источники сказки Г.Х. Андерсена «Русалочка», описать художественную интерпретацию образа Русалочки;

2) определить авторскую концепцию человеческой души в сказке Г.Х. Андерсена.

Для достижения поставленных целей необходимо решить следующие задачи:

1) сопоставить мифологический образ русалки и образ Русалочки;

2) проанализировать образ Русалочки в контексте авторской позиции.

Методы исследования: историко-функциональный, текстологический, типологический в сочетании с культурологическим и искусствоведческим подходами.

Научная значимость: в работе системно выделены и охарактеризованы жанрово-стилистические и изобразительные особенности интерпретации образа Русалочки Х.К. Андерсеном; определена авторская концепция человеческой души в сказке «Русалочка».

Практическая значимость заключается в возможности использования результатов исследования не только при изучении историко-литературного процесса XIX века, но и наследия Х.К. Андерсена в вузе и средней школе.

Цель и конкретные задачи работы обусловили ее структуру. Работа состоит из введения, 2 глав, заключения и списка использованных источников. Количество страниц - 31. Список использованных источников представляет 20 наименований.

ГЛАВА 1. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОКИ СКАЗКИ Г.Х. АНДЕРСЕНА «РУСАЛОЧКА»

1.1 Сказки Андерсена - фантастика и реальность

Сказка всегда связана с реальностью, раскрывая основные жизненные конфликты - борьбу Добра со Злом, Правды с Кривдой, Трудолюбия и Лени. Выдвигая перед человеком высокие моральные идеалы, сказка учит руководствоваться ими. Но у сказки есть свои специфические средства, одним из которых является фантастика - прием, не уводящий сказку от жизни, а позволяющий взглянуть на жизнь с необычной точки зрения.

Как-то в детстве Андерсен спросил отца: что такое сказка? Тот ответил:

- Если сказка настоящая, в ней прекрасно сочетаются действительная жизнь и та, к которой мы стремимся.

В самом деле, когда Ханс Кристиан узнал датские народные сказки, перед ним развернулся целый сказочный мир, мир фантазии, который удивительно уживался рядом с правдой жизни.

Так уж издавна повелось, что во все времена и у всех народов долгими зимними вечерами, когда за окошком завывала вьюга, а луна тускло светила из-за туч, люди слушали сказки. Слушали их в деревнях и на хуторах, уютно устроившись у теплых очагов, слушали в городах у камельков и каминов. И вставал перед слушателями волшебный мир, порожденный народной фантазией: его населяли эльфы и русалки, колдуны и лешие, гномы, тролли и великаны, Баба Яга и Кощей Бессметный. Сейчас сказки, в основном, читают, но от этого они не становятся менее интересными. Чаще слушают и читают дети, но любят их и взрослые [3, с. 32].

Сказка учит детей пытливости, воображению и фантазии, без которой человек - бескрылое существо, фантазии, которая лежит и в основе художественной литературы, и в основе научного поиска. Сказка говорит о смысле жизни, объясняет явления природы, свойства растений, животных и птиц. Сказка повествует о фантастических мирах и о предметах, которые повседневно окружают человека, она уносит в мир неизведанного и по- своему объясняет вечные вопросы. В сказках причудливо переплетаются волшебство с веселой шуткой и серьезным нравоучением. Разумеется, в каждой стране есть свои сказки со своим национальным колоритом и своим волшебным миром.

Свой волшебный мир, свой национальный колорит, отличный от сказок других народов, имеют и датские народные сказки. Есть там лешие и русалки, колдуны и эльфы. Но есть и особое фантастическое существо, которое встречается только у скандинавских народов. Зовется оно тролль. Тролль - огромное чудовище о двух, о трех, о четырех, а то и пяти головах [3, с.33].

В годы детства Андерсена не было сборников народных сказок. В те времена датский ребенок не мог взять в руки книжку сказок и прочитать ее.

Сказки эти глубоко запали в душу мальчика. И Андерсен не раз говорил, что еще в детстве знал сюжеты, использованные в его сказках.

Маленький Ханс Кристиан частенько бывал в прядильне, где слушал народные предания и сказки о домовых и троллях. О ведьмах и эльфах, о Ледяной деве, о гордых принцессах и злых князьях. В 1829 году в путевом очерке, посвященном поездке в Оденсе, Андерсен вспоминал удивительные впечатления детства: «На больших морских валунах сидели русалки с венками на голове. На холмах в лунном сиянии танцевали альфы, в сумрачных чащах у пламенеющих костров колдовали ведьмы» [3, с. 36].

Во всем этом небогатом разнообразии людей, небольших событий, красок и звуков, окружавших тихого мальчика, он находил повод для того, чтобы выдумывать невероятные истории.

В детстве он сначала не решался рассказывать эти истории взрослым. Решимость пришла позже. Мальчик переделывал эти рассказы по-своему, украшая их, как бы расцвечивая свежими красками, и в неузнаваемом виде снова рассказывал их, но уже от себя [11, с. 6].

Вскоре сказки всерьёз увлекли Андерсена, безраздельно завладели его мыслями. Он писал: «Сказки и истории <…> скрываются в мыслях, подобно семени, которому нужен только лёгкий ветерок, солнечный луч, капли росы, чтобы произрасти, и они становятся цветами» [15]. Из-под его пера появляются всё новые и новые сказочные персонажи. Из ячменного зерна родилась крохотная Дюймовочка, из морской глубины возникла Русалочка, появились Оловянный солдатик с добрым и мужественным сердцем, верные друг другу Кай и Герда, Пастушка и Трубочист…

Литературной сказке Андерсена свойственна волшебная романтическая фантастика.

Психический склад Андерсена был другой предпосылкой для создания сказок. Уже одна его необузданная фантазия делала сказочную форму более естественной для него, чем роман или драму. В этих двух жанрах необходимо учитывать реальное правдоподобие событий. Но в сказках может происходить очень многое, неправдоподобное становится правдоподобным; здесь есть своя логика событий, но больше простора для фантазии.

Андерсен, как и Гофман, почти не обращался к образам народных сказок. И, как у Гофмана, сюжеты его сказок и «историй», как он их называл, почерпнуты из обыденной жизни. И чудеса происходят не обязательно где-то в тридесятом царстве, в доме, на дворе, в соседнем саду.

Конечно, в сказках Андерсена есть короли и принцессы, пышные дворцы, загроможденные разной дорогой рухлядью. Но в эти дворцы Андерсен входит уверенной походкой, с независимым видом, иронически улыбаясь. В этой улыбке - чувство собственного достоинства человека из народа. И с каким презрением сказочник говорит о разных придворных, высокопоставленных чиновниках, о всех тех, кто не трудится! [6, с. 161].

В ряде случаев автор отказывается от традиционной для сказки счастливой развязки; его герои становятся жертвами несправедливости. Но Андерсен не теряет веры в торжество идеалов.

Писатель стремится открывать «чудесное» в самых будничных предметах и явлениях и подчеркнуть обыденное, простое в «волшебном» мире [7, с. 5].

Социальными условиями было его бедное детство в Оденсе. Насколько он помнил, его всегда окружали сказки и легенды, и - что еще важнее - он был знаком с тем миром, в котором разыгрывались эти народные рассказы. До четырнадцати лет он жил среди людей, не слышавших о той натурфилософии, на которой воспитывались образованные классы. Для простого народа природа была не огромным механизмом неодушевленных вещей, а вселенной живых сил, дружелюбных или враждебных, но, во всяком случае, бесчисленных. Хотя тролли, домовые, эльфы и привидения не играли большой роли в повседневной жизни, они тем не менее были существенной частью мира представлений человека из народа, и сказки сами по себе не содержали ничего невероятного или нелогичного. Не было в них ничего противоречащего разуму и для Андерсена. Ощущение тайны жизни сидело у него в крови. Другие датские писатели тоже сочиняли или пересказывали сказки, но они были знакомы с миром сказок только через литературу. Андерсен знал их по собственному опыту и мог рассказывать более авторитетно, с гораздо большей достоверностью, чем его коллеги. Его прельщала возможность передавать старые истории по-своему, но столь же хорошо он сочинял новые; у него было достаточно фантазии, и он до мозга костей чувствовал и требования жанра, и условия обстановки. Низкое происхождение, которое в начале карьеры было социальной трудностью, с течением времени оказалось счастьем для него как писателя.

У входа в порт Дании, города Копенгагена, высится изящная скульптура, изображающая русалочку. Это не случайно. Ведь сказка «Русалочка» - одно их любимых произведений писателя.

Русалочка - сказочный образ, созданный на основе народного поверья, творчески переработанного Андерсеном. Народное поверье гласило, что русалка обретала бессмертную душу благодаря верной любви человека. По словам Андерсена, подобное обстоятельство заключало в себе элемент случайности. Поэтому он позволил своей героине «идти более естественным, прекрасным путем». Ценой неимоверных страданий Русалке так и не удается завоевать сердце прекрасного принца. Она умирает, превращаясь в пену морскую.

Но именно Андерсен «первым поставил в центр этого сюжета не мистико-фантастическую историю романтически невозможной любви, а историю обретения живой души путем страдания, самоотречения и любви» [1, с. 137].

1.2 Русалки в славянской и западной мифологии

андерсен сказка реальность

Больше всего мифов у разных народов существует именно о русалках. Так их называют в русских мифах и сказках, у европейских народов - озерные девы.

В сказаниях и мифах разных народов есть свои русалки, они бывают добрыми и злыми, но это всегда духи, с того света, они мертвецы, хотя и живут рядом с живыми. У каждой из них есть своя печальная история. И связанна она, прежде всего с таким светлым, а порой и несчастным чувством, как любовь. Сказания о печальной любви расскажут вам и наши предки.

Русалки - персонажи, встречающиеся в мифах практически всех народов Западной и Восточной Европы, однако носят они разные имена (мавки на Украине, вилы в Сербии и Болгарии, шутовки на Урале и т. д.) и имеют разный внешний вид. Западноевропейские русалки (в англоязычных бестиариях употребляется слово «mermaid») внешне напоминают собой гомеровских сирен, в славянских мифах (в англоязычных бестиариях употребляется слово «rusalka») русалки имеют антропоморфный вид и ничем не отличаются от людей (рыбий хвост появился в поздней русской литературе под влиянием западной традиции) [13, с. 204].

Русалка (рус. шутиха, купалка, водяница, лоскотуха) - мифологическое и фольклорное человекоподобное существо, преимущественно женского пола (или дух), связанное с водоёмами, ржаными полями и лесом [14].

В славянской мифологии русалки - существа, как правило, вредоносные, в которых превращаются умершие девушки, преимущественно утопленницы, некрещёные дети.

Представляются в виде красивых девушек с длинными распущенными зелёными волосами (ср. южнославянских вил, западноевропейских ундин), реже - в виде косматых безобразных женщин (у северных русских). В русальную неделю, следующую за троицей, выходят из воды, бегают по нолям, качаются на деревьях, могут защекотать встречных до смерти или увлечь в воду. Особенно опасны в четверг - русальчин велик день.

Поэтому в русальную неделю нельзя было купаться, а выходя из деревни, брали с собой полынь, которой Р. якобы боятся. На просьбы Русалок дать им одежду женщины вешали на деревья пряжу, полотенца, нитки, девушки - венки. Всю Троицкую неделю пели русальные песни, в воскресенье (русальное заговенье) изгоняли, «провожали» Русалку (или весну) [14]. Русалку обычно изображала девушка, которой распускали волосы, надевали венок и с песнями провожали в рожь. Вталкивая её в рожь, с криками разбегались, а Русалка догоняла. Часто Русалок изображали в виде чучела (иногда - обряженного ржаного снопа), несли его в поле и там оставляли на меже или разрывали и разбрасывали по полю. Известны случаи потопления чучела, сопровождавшиеся имитацией церковного отпевания. В этом варианте обряд проводов Русалки испытал очевидное влияние «похорон Костромы» [8, с. 543].

В южнорусских и поволжских областях известен ритуал «вождения русалки». Образ Русалок связан одновременно с водой и растительностью, сочетает черты водных духов (иногда Р. представляли в свите водяного) и карнавальных персонажей, воплощающих плодородие, типа Костромы, Ярили и т. п., смерть которых гарантировала урожай. Отсюда вероятна и связь Русалок с миром мёртвых: по-видимому, под влиянием христианства Русалки стали отождествлять лишь с вредоносными «заложными» [8, с. 544] покойниками, умершими неестественной смертью. Возможно, название «русалки» восходит к древнерусским языческим игрищам русалиям, известным по церковно-обличительной литературе [17].

Возможно, наименование русалий заимствовано славянами на Балканах, где античные поминальные обряды носили название розалии.

В озёрах и реках жили аналоги славянских русалок нимфы (человекоподобные, без хвостов).

Женщинами с рыбьими стоячими хвостами иногда изображались обладательницы прекрасных голосов, сирены, персонажи древнегреческой мифологии. (Правда, начиная с достаточно позднего периода). С этим был связан миф о том, что сирены своим пением заставляли следовать к ним проплывающих мимо моряков, которые вели свои суда прямо на прибрежные скалы и гибли. Вследствие этого сирен стали считать предвестницами смерти для мореплавателей.

В таких языках «как испанский, французский, итальянский или польский русалка и сегодня обозначается словами, происходящими от древнегреческого: Siren, Sirene, Sirena, Syrena или Sereia» [14].

Эллинский и римский каноны изображения сирен очевидно повлияли на традиции изображения в европейском искусстве.

В Западной Европе было распространено мнение, что русалки не имели души и что они якобы хотят её обрести, но не могут найти в себе силы оставить море. Существует легенда, датируемая V веком, по которой русалка, желая обрести душу, ежедневно навещала монаха на маленьком острове возле Шотландии, который вместе с ней молился. Русалка не смогла покинуть море и со слезами всё же навсегда ушла в море. Сказка Андерсена «Русалочка» (1836) популяризировала канон истории: русалка ищет душу в любви со смертным.

Также в шотландской мифологии есть существа, называемые шелки - человекоподобные тюлени, имеющие некоторые сходства с русалками.

Германская русалка - ундина - обычно без хвоста, с красивыми волосами. Населяет, по преимуществу, речные воды.

Персонаж немецкого фольклора и литературы Лорелея (Loreley) - красивая девушка, которая сидит на одноимённой скале над Рейном, расчесывает волосы и заманивает пением рыбаков. Сюжет обработан Гейне, существует балет и опера.

По традиционным русским представлениям, русалки внешне мало отличаются от людей. В поздней русской литературе и кинематографе под западным влиянием, образ русалки слился с образом Морской девы и приобрёл в нижней части тела вместо ног плоский хвост, похожий на хвост рыбы. Западноевропейские русалки внешний вид унаследовали от художественных изображений гомеровских сирен, славянские сходны с древнегреческими нимфами. В англоязычном бестиарии для славянских русалок употребляется слово rusalka, а для западноевропейских - mermaid.

Если люди занимаются практической деятельностью, необходимой для поддержания жизни взрослых и людей, реализуют свои духовные потребности, т.е. «занимаются созидательным трудом, то деятельность обитателей параллельного мира иллюзорная» [9, с. 85]. Они находятся в движении (ходить, заходить, похаживать, пройти), ожидании встречи с человеком (сидеть, качаться), воздействуют на него (водить, схватить, потащить, защекотать), радуются тому, что могут напугать человека, заморочить ему голову (помирать со смеху, смеяться, хохотать), огорчаются, если человек освобождается от нечистого влияния, от их власти (плакать, убиваться, охать, застонать), могут издавать разнообразные звуки (закашлять, звать, говорить).

Таким образом, происхождение мифологической русалки в европейских, славянских мифах связано с ее изначально человеческой сущностью, т. к. она из человека путем насильственной смерти превращается в русалку. Женщина теряет человеческую сущность и становится существом потустороннего мира, живущим после смерти. Жизнь после смерти, по представлениям наших предков, существовала в самых разных вариантах: вампиры, привидения, водяные и т. д. Превратившись в русалку, это существо мстит людям за свою гибель. Живет, обитает она при этом в человеческом мире. Особой сказочной среды обитания у мифологической русалки нет.

1.3 Фантастика и реальность в сказке «Русалочка»

В сказке Андерсена «Русалочка» мы встречаем русалок, но эти образы существенно отличаются от своих мифологических первоисточников.

Андерсен, стирая грань между сказкой и реальностью, оставляя за своими героинями некоторые мифологические черты, русалок изначально делает существом особого мира, иного, сказочного. Русалки Андерсена - это русалки не мифа, а сказки, так как именно сказка предполагает наличие особого мира, особого царства, отделенного от человека некой границей. Этой границей в сказке «Русалочка» становится поверхность воды. Эта та грань, куда не пускают русалочек, потому что они живут в другом мире. Этот мир особый, он наделен множеством конкретных черт и деталей. Но жизнь в нем строится по типу жизни и отношений человеческого мира. Человеческие отношения, человеческие характеры, вполне человеческие занятия, человеческое обустройство жилья и семьи. Вот как рисует автор мир русалок в сказке. «На самом дне живут русалки. Не подумайте, что там, на дне, один белый песок; нет, там растут невиданные деревья и цветы с такими гибкими стеблями и листьями, что они шевелятся, как живые, при малейшем движении воды. Между ветвями шныряют рыбы большие и маленькие - точь-в-точь как у нас птицы. В самом глубоком месте стоит коралловый дворец морского царя…» [2, с. 56]. Уже только по этому описанию русалочьего мира мы видим, что их мир очень напоминает человеческий: стоит дом-дворец, растут деревья, плавают рыбы.

У русалочки есть семья, но матери у нее нет. «Морской царь давным-давно овдовел, и хозяйством у него заправляла старуха мать, женщина умная, но очень гордая своим родом: она носила на хвосте целую дюжину устриц, тогда как вельможи имели право носить всего-навсего шесть. Вообще же она была особа, достойная всяческих похвал, особенно потому, что очень любила своих внучек…» [2, с. 56]. Если убрать из цитаты слова «носила на хвосте целую дюжину устриц» и определение царя «морской», мы увидим признаки человеческого мира, обыкновенную человеческую семью, где домом заправляет бабушка, заботясь и о сыне, и о доме, и о маленьких внучках, рассказывая им сказки и истории. Мы знаем множество людей, которые гордятся своей родовитостью или какими-то заслугами, наградами. Вот и старуха-русалка «носила на хвосте целую дюжину устриц». Припомнив, чем занимаются дети в нашей жизни, мы также можем заметить сходство в поведении и занятиях маленьких русалочек и детей. «День-деньской играли принцессы в огромных дворцовых залах, где по стенам росли живые цветы. В открытые янтарные окна вплывали рыбки, как у нас, бывает, влетают ласточки; рыбки подплывали к маленьким принцессам, ели из их рук и позволяли себя гладить» [2, с. 56 - 57] Этих рыбок можно сравнить с домашними животными, которых кормят дети и играют с ними. «Возле дворца был большой сад… У каждой принцессы был в саду свой уголок; тут они могли копать и сажать, что хотели. Одна сделала себе цветочную грядку в виде кита, другой захотелось, чтобы ее грядка была похожа на русалочку, а самая младшая сделала себе грядку круглую, как солнце, и засадила ее ярко-красными цветами» [2, с. 57]. Русалочки - это дети, обустраивающие свой маленький уголок, заботящиеся о таком же маленьком существе, как они сами.

Больше всего на свете, как известно, дети любят слушать сказки, которые рассказывает им именно бабушка, знающая жизнь, истории о чем-то еще неизведанном детьми, но очень желанном. Андерсеновские русалочки не лишены и этой радости. «Больше всего любила русалочка слушать рассказы о людях, живущих наверху, на земле. Старухе бабушке пришлось рассказать ей все, что она знала о кораблях и городах, о людях и о животных. Особенно занимало и удивляло русалочку то, что цветы на земле пахнут, - не то что тут, в море! - что леса там зеленые, а рыбы, которые живут в ветвях, звонко поют. Бабушка называла рыбками птичек, иначе внучки не поняли бы ее: они ведь сроду не видывали птиц» [2, с. 57]

Все, что происходит в русалочьем мире в сказке Андерсена, оказывается связанным с человеком, с его жизнью, с традициями и праздниками, например, праздник совершеннолетия, когда человек уже считается взрослым, получает, с одной стороны, больше обязанностей, а с другой - больше прав:

«- Когда вам исполнится пятнадцать лет, - говорила бабушка, - вам тоже разрешат всплывать на поверхность моря, сидеть при свете месяца на скалах и смотреть на плывущие мимо огромные корабли, на леса и города!» [2, 57 - 58].

Для мифологического существа, обитающего в некой иной среде и появляющегося перед человеком есть, по представлениям людей, определенные дни и сроки. Например, русалочья неделя - это время, когда русалки наиболее активны, они как бы получают право выходить к человеку; это время, когда у русалок есть шанс обрести бессмертную душу (весна).

Эту идею того, что у русалок есть свое время выхода из своего замкнутого мира, Андерсен тоже использует в сказке. Но и праздники русалок Андерсен приближает к человечьим.

Праздник совершеннолетия - это право для человека перейти рубеж, право увидеть другой, взрослый мир. И каждая русалочка у Андерсена видит в этом мире что-то свое.

Этот прием используется для того, чтобы показать удивительность, привлекательность, притягательность, очарование обыкновенного человеческого мира. Мы видим, что внешне Андерсен отделяет подводный мир водной границей от человеческого, но в тоже время сам этот сказочный мир организует и показывает именно как человеческий.

Происхождение русалочки в сказке Андерсена остается мифологически загадочным. Если в мифологии русалочий мир - это мир умерших неестественной смертью, то в сказке Андерсена мир русалок существует сам по себе, откуда он появился - не понятно, но ясно, что с появлением человека этот мир никак не связан. Русалки живут издавна на дне, существуют сами по себе, причем им даже отмечен срок жизни - триста лет. Этот «срок большой, но он определен, значит, русалки не бессмертны» [12].

Русалки - существа другой стихии с обыкновенными возможностями для существ именно этой стихии: возможностей превращения, видоизменения у них нет. Они могут быть только русалками. Если они отказываются от своей сущности, то должно произойти чудо и колдовство, которое не они сами совершают.

Таким образом, создавая сказочный подводный мир русалок, Андерсен отказывается от мифологического объяснения существования этого мира, в пользу сказки - он есть потому, что был всегда.

И сам этот мир живет по законам человеческой жизни, человеческих отношений. Мир сказочный, подводный, нечеловеческий, но возможности, которыми обладают его герои, обычные, не сказочные. Чудеса и на земле, и под водой - удел ведьм и колдунов, а не рядовых обитателей.

Интересно, что у этого сказочного подводного мира есть не только свои ведьмы, но и своя мифология. Если, как мы знаем, у людей есть миф о русалках, то у русалок, в свою очередь, есть миф о людях. «У людей есть бессмертная душа, которая живет вечно даже после того, как тело превращается в прах; она улетает на небо, прямо к мерцающим звездам» [2, с. 65]. У русалок существует культ мифологического существа - человека. В садике одной из принцесс стоит статуя мраморного мальчика, русалочки сажают цветы и мечтают о человеческих радостях. Жизнь на земле для них прекрасна. Фантастика сказки была просто удивительна.

Фантастичны в сказке «Русалочка» только сами русалки. Но сказка эта в то-то особенно интересна, что Андерсен описывает подводное царство без всякой таинственности, придает ему сходство с земным миром.

Сестры-русалочки с увлечением танцуют на балах и делятся с подругами дворцовыми сплетнями и сердечными тайнами, все они довольны собой и жизнью, а глубокое, сильное чувство кажется им лишним беспокойством. И только сердце маленькой русалочки полно тревожными мечтами о большой, настоящей любви, дающей бессмертие.

Ведьма в сказке «Русалочка» - обыкновенная старуха.

В сказке Андерсена есть поэтические описания природы, как, например, такое: «В открытом море вода совсем синяя, как лепестки самых красивых васильков, и прозрачная, как чистое стекло!... на дне растут удивительные деревья и цветы с такими гибкими стеблями и листьями, что они шевелятся, как живые, при малейшем движении воды. В этой чаще шныряют маленькие и большие рыбы, точь-в-точь как у нас птицы в лесу» [2, с. 56].

В сказке Андерсена прямого назидания не было, но зато там содержался высокий нравственный смысл. Его сказка «Русалочка», как и все остальные, учат Доброте, Любви и Справедливости. Русалочка достойна человеческого облика, который достался ей за великие страдания. Когда Русалочка выпила будто она ступала на иглы или острые ножи. Так самоотверженно терпела Русалочка муки во имя большой любви.

Русалки в старых легендах и балладах холодны и коварны, они заманивают на дно полюбившего их человека.

Ну что ж, а у Андерсена как раз наоборот: бедная русалочка, любящая и самоотверженная, пожертвовала жизнью ради «немой любви» [10, с. 201] к прекрасному принцу, беспечно принимавшему ее преданность.

Итак, в сказке Андерсена «Русалочка» свободно и причудливо соединяются во множестве комбинаций фантастика и реальность, как разноцветные стеклышки в калейдоскопе.

ГЛАВА 2. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ОБРАЗА РУСАЛОЧКИ В СКАЗКЕ АНДЕРСЕНА

2.1 Образ Русалочки в сказке Русалочка Х.К.Андерсена

Русалочка - дочь морского короля. Она совсем как человек. Русалочка с детства стремится в мир людей и боготворит мраморную статую мальчика, занесенную во время кораблекрушения на морское дно. Полюбив принца, она мечтает сама стать человеком. Русалочка жертвует своим прекрасным голосом, отдает морской ведьме свой русалочий хвост, чтобы быть рядом с возлюбленным. Она становится первой красавицей при дворе принца.

У Русалочки есть отец - морской король, сестры, старая бабушка. Русалки могут и посплетничать, как люди. Мать короля гордится своей родословной и потому всегда носит дюжину устриц на хвосте, тогда как другие имеют право носить только шесть. При всей знатности бабушка не гнушается работой и заправляет всем дворцовым хозяйством. Ее внучки-русалочки сами сажают цветы на клумбах [3, c. 59].

Маленькая русалочка стремится к чудесам земли, к солнечным лучам, к пению птиц, жизнь морского дна угнетает ее будничным однообразием - ведь это только для нас подводные деревья и раковины кажутся чем-то необыкновенным!

Любовь русалочки к принцу - главная, центральная тема сказки. Это тема не обычной человеческой любви, а любви романтической, обреченной, любви - самопожертвования, любви, которая не сделала героиню сказки счастливой, но которая бесследно для нее не пропала, потому что не сделала ее и окончательно несчастной. В мифологии русалка, потеряв свою бессмертную душу в результате зла, совершенного над нею, как над человеком, может эту душу обрести, если заставит человека полюбить себя. Любовь русалки и человека не обязательно должна быть взаимной. Русалка может не отвечать человеку и погубить его, влюбив в себя. Но любовь человека к ней - это главная ступенька к обретению русалкой бессмертной души. Поэтому она должна спровоцировать человека, вызвать в нем эту любовь любыми путями и средствами.

У Андерсена эта тема и сохраняется, и переосмысливается. Русалочка хочет добиться любви человека, хочет обрести бессмертную душу. «А почему у нас нет бессмертной души? - грустно спросила русалочка, - я бы отдала все свои сотни лет за один день человеческой жизни, чтобы потом тоже подняться на небо… Как я люблю его! Больше, чем отца и мать! Я принадлежу ему всем сердцем, всеми своими помыслами, ему я бы охотно вручила счастье всей моей жизни! На все бы пошла я - только бы мне быть с ним и обрести бессмертную душу!..» [2, с. 65]. Бессмертная душа Русалочке необходима, потому что ей дано всего триста лет, это большая жизнь, но это единственная возможность существования, а бессмертная душа дает возможность жить вечно.

В сказку Андерсена входят мотивы христианства. Древнюю языческую мифологию Андерсен переосмысливает с точки зрения мифологии христианской: представлений о душе, о загробном мире, о жизни после смерти.

На соединении двух мотивов и рождается история русалочки и принца. Русалочка спасает принца, она совершает добро для человека, который погибает в волнах. Часто, кстати, по мифологическим представлениям русалками становились женщины, погибшие в воде. Человек не может жить в стихии, не свойственной для его обитания. С одной стороны, русалочка спасает принца, а с другой - она бы хотела, чтоб он оказался во дворце ее отца. «Сначала русалочка очень обрадовалась тому, что он попадет теперь к ним на дно, но потом вспомнила, что люди не могут жить в воде и что он может приплыть во дворец ее отца только мертвым. Нет, нет, он не должен умереть!.. Он умер бы, не явись к нему на помощь русалочка… Ей показалось, что принц похож на мраморного мальчика, что стоит у нее в саду; она поцеловала его и пожелала, чтобы он остался жив» [2, с. 66]

За спасение принца русалочка, конечно, вправе ожидать благодарности, но дело в том, что принц ее не видит. Он видит девушку, стоящую над ним на берегу, и думает, что это она спасла ему жизнь. Принцу понравилась эта девушка, но она оказывается недосягаемой для него, так как в то время была в монастыре.

Если задача мифологической русалки состоит в том, чтоб заставить человека полюбить себя, то русалочка не может никого заставить; ее желание - быть рядом с принцем, стать его женой. Русалочка хочет понравиться принцу, она любит его и готова пожертвовать ради их счастья всем. Ради своей любви она отказывается от родного дома, от своего прекрасного голоса, она отказывается от своей сущности, от себя самой. Русалочка полностью отдает себя во власть судьбы во имя своей любви.

Но принц видит в ней «милое, доброе дитя, сделать же ее своей женой и королевой ему и в голову не приходило, а между тем ей надо было стать его женой, иначе она не могла ведь обрести бессмертной души и должна была в случае его женитьбы на другой, превратиться в морскую пену» [2, с. 71.]

Мечта русалочки - мечта о счастье, мечта обычная, человеческая, ей хочется любви, тепла, ласки. “И он клал свою голову на ее грудь, где билось сердце, жаждавшее человеческого счастья и бессмертной души”. Любовь для русалочки - это постоянное преодоление физических и нравственных мук. Физических - потому что «каждый шаг причинял ей такую боль, будто она ступала по острым ножам» [2, с. 70], нравственных - потому что она видит, что принц находит свою любовь; но это не ожесточает ее. Любовь не должна затмевать человеку истинное видение вещей и мира. «Русалочка жадно смотрела на нее (невесту принца) и не могла не признать, что лица милее и прекраснее она еще не видала» [2, с. 73]. Русалочка потеряла голос, но приобрела остроту зрения и восприятия мира, ведь любящее сердце видит острее. Она знала, что принц счастлив со своей невестой, она поцеловала ему руку и ей показалось, «что сердце ее вот-вот разорвется от боли: его свадьба должна убить ее, превратить в морскую пену!» [2, с. 73].

Но Андерсен дает русалочке шанс вернуться обратно в свою семью, во дворец морского царя, и прожить триста лет. Русалочка понимает, что все ее жертвы были напрасны, она теряет все, и жизнь в том числе.

Любовь - это жертва, и эта тема проходит у Андерсена через всю сказку. Русалочка жертвует своей жизнью ради счастья принца, ее сестры жертвуют свои прекрасные длинные волосы морской ведьме, чтобы спасти русалочку. «Мы отдали наши волосы ведьме, чтобы она помогла нам избавить тебя от смерти! А она дала нам вот этот нож - видишь, какой он острый? Прежде чем зайдет солнце, ты должна вонзить его в сердце принца, и когда теплая кровь его брызнет тебе на ноги, они опять срастутся в рыбий хвост и ты опять станешь русалкой, спустишься к нам в море и проживешь свои триста лет. Но спеши! Или он, или ты - один из вас должен умереть до восхода солнца!» [2, с. 75] Здесь Андерсен возвращает нас вновь к мифологической теме. Русалка должна погубить человека, принести его в жертву. Тема пролитой крови напоминает о языческих обрядах и жертвоприношениях, но в сказках Андерсена язычество преодолевается христианством, его идеями и нравственными ценностями.

Для Андерсена любовь совершает с человеком необратимые перемены. Любовь совершает всегда добро, она не может быть злой. И поэтому русалочка, держа нож в руке, все-таки жертвует своей жизнью, а не чужой, выбирает свою смерть, даря принцу жизнь и счастье. «Русалочка приподняла пурпуровую занавесь шатра и увидела, что головка прелестной новобрачной покоится на груди принца» [2, с. 75].

Первое, что видит русалочка, это счастье и любовь принца. Казалось бы, что эта картина должна вызвать в ней ревность, а ревность непредсказуема, ревность - сила зла. «Русалочка наклонилась и поцеловала его в прекрасный лоб, посмотрела на небо, где разгоралась утренняя заря, потом посмотрела на острый нож и опять устремила взор на принца, который во сне произнес имя своей жены. Она одна была у него в мыслях!» [2, с. 75] Мир людей для русалочки прекрасен. Он так манил ее под водой, так очаровался в день совершеннолетия; ей жалко этого мира, страшно его терять, но она видит принца, который произносит в это время имя жены. «Нож дрогнул в руках русалочки» [2, c. 75] Любовь не может убить другую любовь - такова мысль Андерсена. «Еще минута - и она (русалочка) бросила его (нож) в волн, которые покраснели, точно окрасились кровью, в том месте, где он упал. Еще раз посмотрела она на принца полуугасшим взором, бросилась с корабля в море и почувствовала, как тело ее расплывается пеной» [2, c. 75] Русалочка отказалась от себя целиком, но у нее была еще одна мечта - обрести человеческую душу. Эта мечта и осуществилась, и нет. Сама по себе любовь уже дает человеку душу. Не случайно русалочка не превращается в морскую пену, любовь дала ей возможность перейти в иное состояние, она становится одной из дочерей воздуха.

Древние мифологические верования, потеряв власть над человеческим сознанием, сохранились в фольклоре и художественных образах писателей разных стран. В своей работе мы обратились только к одному такому образу и увидели, как сложно и индивидуально складываются у писателя отношения с мифологией и мифологическим образом. Интерпретируя образ мифологической русалки, превращая его в русалочку-героиню своей сказки, Андерсен частично сохраняет ее мифологические черты и возможности. Но вместе с тем мифологический образ под пером писателя приобретает человеческую сущность, человеческий характер, человеческую судьбу. Русалочка, с помощью колдовства ведьмы, превращается в человека, она самозабвенно любит принца, эта любовь оказывается неразделенной и даже трагичной, она жертвует ради счастья принца своей жизнью.

Отталкиваясь от языческой мифологии, Андерсен утверждает ценности и идей христианства, утверждает силу человеческой любви как самую великую нравственную силу во всем мире, независимо от того, реален или фантастичен этот мир. И такие метаморфозы в сказках Андерсена происходят не только с одной русалочкой. Любые мифологические персонажи, будь то гномы, снежная королева, ледяная дева, приобретают под пером писателя индивидуальные характеры и судьбы, становятся похожими на людей, наделяются человеческими мечтами и желаниями. Мифологические сказочные образы переосмысляются писателем, используются им для художественного перевоплощения таких важных для него нравственных идей, как идей гуманизма, душевной чистоты и бескорыстной и преданной любви.

Особый акцент сделаем на том пути, который должны были пройти русалки, чтобы получить бессмертную душу: «Пусть только кто-нибудь из людей полюбит тебя так, что ты станешь ему дороже отца и матери, пусть отдастся он тебе всем своим сердцем и всеми помыслами и велит священнику соединить ваши руки...» [2, с. 66]. Почему, кроме любви человека, нужен был ещё и священник? Для Андерсена его присутствие абсолютно закономерно. Любовь человека должна быть освящена. Обязательно должна быть Божья любовь-благословение, которая передаётся через священника.

Когда Русалочка решила уйти к людям? Тогда, когда призналась самой себе: «Как я люблю его! Больше, чем отца и мать!..» [2, с. 66]. Но не только к принцу тянулась Русалочка, была у неё на земле и другая цель: «Только бы мне быть с ним и обрести бессмертную душу» [2, с. 67]. То есть любовь к принцу и желание иметь бессмертную душу у Русалочки стоят рядом.

Каким же был путь Русалочки к людям? Сначала она отправилась за советом и, может быть, помощью к морской ведьме. Андерсен описывает путь Русалочки к ведьме, и мы можем благодаря точным эпитетам, сравнениям легко его представить - бурлящие водовороты, торфяные болота, «омерзительные полипы», «похожие на стоголовых змей», «белые скелеты утонувших кораблей», «кости животных» [2, 67]. Зачем писатель так подробно воссоздаёт тот путь к ведьме, что пришлось преодолеть Русалочке? Для того чтобы показать, насколько он был трудным и, главное, страшным - «сердечко её забилось от страха», «это было страшнее всего» [2, с. 67]. И всё-таки Русалочка назад не повернула, хотя такие порывы у неё и были, но тут она «вспомнила о принце, о бессмертной душе и собралась с духом» [2, 67]. Снова подчёркивается, что не только принц тянул Русалочку на землю, но и бессмертие души. Подтверждает это и прозорливая морская ведьма - «хочешь, чтобы молодой принц полюбил тебя, а ты получила бы бессмертную душу!» [68].

Чтобы попасть к людям, Русалочка должна была сменить свой хвост на человеческие ноги - «будет так больно, как будто тебя пронзят острым мечом». Ей придётся отказаться от родной среды, отцовского дома, от сестёр, лишиться возможности когда-нибудь снова стать русалкой. Ещё Русалочка должна была отдать ведьме свой «чудный голос» в качестве платы за помощь. Заметим, «голос» - это то, что определяет образ русалки, её сущность. То есть Русалочка отдавала ведьме часть себя самой.

Каким было состояние Русалочки во время визита к ведьме? Ей было страшно. Она отвечала ведьме на её ужасные предупреждения «дрожащим голосом», «побледнела, как смерть». Даже само это сравнение страшно. Что же заставляло Русалочку переносить все страхи? Только мысли о принце и бессмертной душе.

Жертвы Русалочки огромны, как физические (голос, ноги), так и психологические (отказывается от родной среды и от себя самой). Но истинная любовь всегда сопряжена с жертвами.

Сказать принцу о своей любви Русалочка не могла. Но принц нисколько в её любви не сомневался, потому что «глаза её говорили сердцу больше». «Ты ведь так любишь меня», - утверждал принц [2, с. 71]. Андерсен тоже убеждён в том, что настоящая любовь не нуждается в словах.

А как же всё-таки относился принц к Русалочке? «Да, я люблю тебя,- говорил принц. - У тебя доброе сердце, ты предана мне больше всех...”, “Ты порадуешься моему счастью. Ты ведь так любишь меня!» [2, с. 71]. Нетрудно заметить, что слова «мне», «меня» здесь доминируют. Принц любил Русалочку прежде всего за любовь к себе. Но была у него по отношению к Русалочке ещё и любовь-благодарность. Ведь говорил же он ей: «Ты похожа на молодую девушку, которую я видел однажды» [2, с. 71]. Он думал, что эта девушка спасла его, когда он тонул.

Любил принц Русалочку ещё и «как милое дитя» [2, с. 72]. Что это значит? То, что принц относился к Русалочке как к забавной игрушке, которая его умиляла и развлекала. Подтверждение этому находим в тексте. Вспомним, как одевали Русалочку во дворце, чем обычно она была занята. «Русалочку разодели в шёлк и муслин», принц «велел ей сшить мужской костюм» для участия в его прогулках, она прекрасно танцевала, её танцами любовались. А спать «ей было позволено... на бархатной подушке перед дверями его комнаты» [2, c. 70]. Если выделим доминирующие глаголы, то увидим, что они всегда выражают волю принца, а не Русалочки. Её любят, но только как прекрасную дорогую игрушку.

Нужна ли была такая любовь Русалочке? Нет, ведь ей, чтобы обрести бессмертную душу, надо было стать только женой принца, а ему «сделать... её своей женой и королевой и в голову не приходило» [2, с. 71]. Принц не любил Русалочку так, как ей было необходимо. Получается, что даже великая любовь - а Русалочка именно такую и несла - не всегда способна вызвать ответное чувство.

Почему же оказалась невозможной взаимная любовь Русалочки и принца? Иногда говорят: «Он же принц, а она - всего лишь девушка-“найдёныш”». При этом забывают, что Русалочка ещё и принцесса, хотя и морская. То есть принц и Русалочка социально равны, а разделяет их другое неравенство. Дело в том, что Русалочка и принц принадлежали к разным мирам. Она - морю, он - земле. И жили они разной жизнью. Она - духовной (вспомним её увлечения, интересы, устремления, особенно в сравнении с сёстрами). А принц жил в прямом и переносном смысле земной жизнью (мы встречаем его на корабле, празднующим день рождения, на прогулках, в заботах о женитьбе и других подобных делах).

Русалочка любила, но была ли она счастлива? Как Андерсен отвечает на этот вопрос? Любовь и счастье, по Андерсену, совсем не синонимы. Более того - они не совместимы. Обратная сторона любви не счастье, а страдание, как это и было у Русалочки. Найдём в тексте тому доказательства: «её ножки резало, как ножами, но она не чувствовала этой боли - сердцу её было ещё больнее»; её «сердце, жаждавшее человеческого счастья и бессмертной любви»; «Русалочка смеялась и танцевала с смертельной мукой в сердце»; «ей показалось, что сердце её вот-вот разорвётся от боли: его свадьба должна ведь убить её» [2, с. 75]. По отношению к Русалочке слова «сердце» и «боль» находятся в неразрывном единстве - «сердечная боль» со словом «счастье» никак не вяжется.

Русалочка, несмотря на силу своей любви, ответной любви от принца не добилась и должна была, по предсказанию ведьмы, умереть. Но почему же этого не случилось? Кто отвернул от неё смертельный приговор? Это сделали её сестры. Чтобы спасти Русалочку, они отдали ведьме свои прекрасные волосы. Заметим, волосы, как и голос, - образотворящие элементы русалок. Без волос русалки как бы неполноценны. Но сёстры пошли на эту жертву ради спасения Русалочки.

«Русалочка» - ещё и сказка о великой силе родственной (сестринской) любви - той, которая не щадит даже самоё себя ради родного человека.

Чтобы спастись, Русалочка должна была вонзить нож в сердце принца. Его смерть - это её жизнь. Почему же она не сделала то, что от неё требовалось? Почему «нож дрогнул в руках Русалочки»? Она услышала, как во сне он произнёс имя своей жены - «она одна была у него в мыслях» [2, с. 75]. Автор не употребляет слово «любовь», но именно любовь принца к жене остановила руку Русалочки. Истинная любовь всегда уважает чувства другого.




Подобные документы

  • Отличительные особенности фольклорной (народной) и литературной (авторской) волшебной сказки. Понятие тени как архетипического образа в культуре разных народов. Сюжетная линия, философский смысл и значение тени в сказках Г.Х. Андерсена и А. Шамиссо.

    курсовая работа [42,3 K], добавлен 22.10.2012

  • Особенности сказочной поэзии Ганса Христиана Андерсена, ее реалистическое содержание, стиль, язык и манера письма художника. Христианский мир в сказке "Дикие лебеди", особенности родственных отношений, сестринский долг, народный план и мотив инквизиции.

    курсовая работа [50,2 K], добавлен 04.02.2012

  • Выражение времени в сказке, его тесная связь с сюжетом и замкнутость в сюжете. Последовательность событий как художественное время сказки. Выражение пространства в сказке, его "сверхпроводимость". Оригинальность выхода из сказочного времени в реальность.

    контрольная работа [19,6 K], добавлен 06.06.2010

  • Специфика и образный строй художественного текста. Особенности жанра сказки. Способы создания образа персонажа в произведениях. Типичные положительные герои немецких сказок. Построение речи и поступки персонажей в сказке Братьев Гримм "Красная шапочка".

    курсовая работа [43,6 K], добавлен 24.06.2014

  • Эстетические и этические взгляды Оскара Уайльда. Сюжет сказки "Соловей и Роза". Смысл названия произведения. Образ Студента и девушки. Красочность и поэтичность формы и содержания сказки "Соловей и Роза". Средства выразительности, использованные в сказке.

    реферат [17,5 K], добавлен 12.12.2010

  • Комизм в литературной сказке 20-30 годов. Комическое в стихотворной и драматической сказке. Эволюция сказочного жанра в литературе, его стили. Литературная сказка для детей и взрослых последних десятилетий. Фольклорная основа сказочного комизма.

    курсовая работа [115,5 K], добавлен 29.04.2011

  • История создания и основное содержание сказки Г.Х. Андерсена "Снежная королева", описание ее главных героев. Воплощение образа Снежной королевы в русской детской литературе ХХ века, его особенности в сказках Е.Л. Шварца, З.А. Миркиной и В.Н. Коростелева.

    курсовая работа [32,7 K], добавлен 01.03.2014

  • Связь сказки с областью культов и религии по В.Я. Проппу. Социальные функции сказки и мифа. Мотив заключения девушек и женщин. Беда и противодействие. Типы Яги, ее основные аксессуары: лес и избушка. Волшебные дары, облик змея в волшебной сказке.

    конспект произведения [21,7 K], добавлен 18.04.2011

  • Многоуровневая структура художественного текста на примере русской народной сказки "Гуси-лебеди". Выявление особенностей структурных компонентов и их взаимосвязей. Трансформация мифа в сказке. Признаки волшебной сказки. Тема сказки "Гуси-лебеди".

    реферат [40,9 K], добавлен 15.10.2015

  • Биография Ганса Христиана Андерсена - датского прозаика и поэта, автора сказок для детей: "Гадкий утёнок", "Новое платье короля", "Стойкий оловянный солдатик", "Принцесса на горошине", "Оле Лукойе", "Снежная королева". Экранизация произведение писателя.

    презентация [165,9 K], добавлен 17.01.2015