"Метафизика пола" В.В. Розанова

Идеи "метафизики пола" в работах В. Розанова. Оценка его вклада в русскую религиозную философию, существующую в синтезе восточного богословия и западной философии. Противоречия христианского вероисповедания и тяготения к языческим культам философа.

Рубрика Философия
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 28.10.2013

13

РЕФЕРАТ

«МЕТАФИЗИКА ПОЛА» В.В. РОЗАНОВА

ВВЕДЕНИЕ

Василий Васильевич Розанов - знаменитый русский религиозный философ и публицист рубежа XIX-XX веков.

Родился 20 апреля (2 мая по ст. ст.) 1856 г. в городе Ветлуга Костромской губернии, умер 5 февраля (23 января по ст. ст.) 1919 г., место погребения - кладбище Черниговского монастыря в Сергиевом Посаде.

В своих произведениях Розанов знакомит читателей с «метафизикой пола», рассматривая через призму пола первоначальную природу всего сущего в реальном мире. Без темы пола он остался бы обычным деревенским учителем (преподавал в Елецкой гимназии) и незаметным фельетонистом (работал в петербургской газете «Новое время»).

Розанов в самом обыденном, в самом животном, в самом человеческом нашел свою святыню и открыл в ней глубочайшую тайну мироздания, уловив «брачный ритм» жизни А.К. Закржевский. Религия. Психологические параллели. B.В. Розанов // Религия. Психологические параллели. Киев, 1913. С. 266, как отмечал писатель и литературный критик А.К. Закржевский [ Закржевский А.К. Религия. Психологические параллели. B. В. Розанов // Религия. Психологические параллели. Киев, 1913.].

Интерес к генедерной теме в России был инициирован Розановым. С трудами по психоанализу Зигмунда Фрейда в Европе еще только начинали знакомиться, когда труды Розанова уже активно обсуждались в России. Все его произведения пронизаны интимным ароматом полового целомудрия, что способствовало их популярности в обывательских и интеллигентских кругах российского общества. Перед ним была открыта таинственная книга семейного домостроительства, и он читал ее откровенные страницы, делясь своими открытиями без оглядки на общественную мораль.

Будучи христианином, Розанов воспевал языческие культы (египетские, финикийские, римские), посвященные мужским фетишам и браку, при этом отрицательно относился к девиациям в половом поведении (гомосексуальность), а также к религиозному аскетизму (монашество, скопничество). Розанов был адептом Ветхого Завета, благоговел перед важнейшей заповедью Бога, направленной на продолжение рода: «...плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю...» Бытие. 1:22, 1:28, 9:1, 9:7 [ Бытие / Библия, Ветхий Завет. Изд. «Сибирская Благозвонница». М., 2012.].

«Розанов священнодействует вокруг эроса - сам творец мира, Бог, оказывается у него гением эроса: творчество мира есть половое творчество, непрестанное космическое зачатие, которому нет ни конца, ни края» Г.Л. Тульчинский. Метафизика пола в учениях Соловьева и Розанова // Вече, вып. 14. СПб, 2003. С. 44, как отмечает доктор философских наук Г.Л. Тульчинский [ Тульчинский Г.Л. Метафизика пола в учениях Соловьева и Розанова // Вече, вып. 14. СПб, 2003.].

Розанов был язычником в христианстве до самой своей смерти, хотя активно участвовал в домашних молебнах и посещал церковные богослужения (вероятно, причащался раз в году, - общепринятая религиозная практика в синодальный период). Но внутренне Розанов как защитник бытийного материального мира всегда боролся с Иисусом Христом, учившим: «Царство Мое не от мира сего» Евангелие от Иоанна. 18:36 [ Евангелие от Иоанна / Библия, Новый Завет. М., 2012.].

Розанову было трудно смириться с тем, что Христос не имел дома, жены, детей и призывал к вечной жизни «за гробом». Превознося «тайну пола», Розанов не принимал «тайну распятия», так как, вероятно, верил, что Бог его не покинет, но не имел веры в жизнь на небесах и понимал воскресение души в рамках закона переселения душ «из человека - в человека», что напоминает закон кармы в индийских языческих культах и буддизме.

Только у своего смертного одра Розанов примирился с православной церковью. Мистик домашнего уюта, домашнего тепла, сидя у окна в провинциальном домике Сергиевого Посада, смотрел вдаль, поверх золоченых куполов Троице-Сергиевой Лавры, просил прощения у еврейской нации, высказывал уважение к русскому народу, каялся в грехах, в «своих полудумах, полумыслях о человеке» В.Р. Ховин. Розанов умер // ж. «Книжный угол», № 6. П., 1919, с. 1, как отмечал литературный критик В.Р. Ховин [ Ховин В.Р. Розанов умер // Книжный угол, № 6. П., 1919.].

«Умер он, успокоенный, в тихом мерцании лампад... даже самой смертью своей... христианнейшей смертью, впал в последнее на своем жизненном пути противоречие» Там же. С. 4.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Попытаемся собрать в нашем калейдоскопе познания самые ценные, с нашей точки зрения, мысли В.В. Розанова, дабы открыть для себя его «метафизику пола» и объективно оценить его вклад в русскую религиозную философию, существующую в синтезе восточного богословия и западной философии. Конечно, нам как исследователям его творчества придется быть достаточно терпимыми к «медицинской» терминологии, которой иногда пользуется писатель для освещения своих самых интимных идей.

«Папа, да о чем ты все думаешь? - знакомый вопрос и милый. - «Я, милая, думаю о той сказке, которую рассказываю» В.В. Розанов. Природа и история. СПб, 1903. С. III [ Розанов В.В. Природа и история. СПб, 1903.]. Так отвечал Василий Васильевич одной из своих дочерей, слагая в сердце своем задушевную сказку о браке и религии - объединяющем центре человеческой жизни Там же. С. 103.

Начинается эта сказка с определения цели человеческой жизни. Глубочайшая сущность человеческой природы заключается в том, что «она потенциальна - во всем сложении ее, по всем направлениям» В.В. Розанов. Цель человеческой жизни // ВФП, кн. 14-15. СПб, 1892. С. 2 [ Розанов В.В. Цель человеческой жизни // ВФП, кн. 14-15. СПб, 1892.]. Потенциальна - значит, духовна. Дух же есть «чистая потенция, как синтез способностей и стремлений, которые лишь путем взаимодействия с внешними предметами обнаруживают себя, и в этом взаимодействии преобразуются, раскрываются» Там же. С. 5.

Поразительно, продолжает Розанов, что «человеческая природа есть как бы медленно прозревающий глаз, есть вечно пробуждающийся дух» Там же. С. 19. Очевидно, глаз принадлежит демиургу, Богу, о котором говорится в Библии, что Он сначала сотворил небо и землю, и, в конце концов, - растения, пресмыкающихся, рыб, птиц, животных и людей, наделив их способностью «плодиться и размножаться», для этого Он разделил неразумных тварей на мужские и женские особи, а людей - на мужчин и женщин.

Затем люди по велению Божьему создали семью и государство. «Семья первее государства... она священнее государства...» Там же. С. 23.

Семья крепка браком, т.е. интимным союзом отца и матери для продолжения рода. Брак, по мнению Розанова, - величайшее из таинств. Вступая в брачную связь, каждый из нас подходит к краю своей индивидуальности, «он стоит на берегу неисследимых оснований личного своего существования, понять которые никогда не может и только инстинктивно, содрогаясь и благоговея, ищет освятить их в религии» В.В. Розанов. Психология русского раскола / Религия и культура. Сборник статей. СПб, 1901. С. 37 [ Розанов В.В. Психология русского раскола // Религия и культура. Сборник статей. СПб, 1901.].

Только та религия свята и истинна, и полностью открывает свою содержательность, которая принимает акт деторождения в браке как религиозное таинство. Высшее религиозное мировоззрение было открыто людям через благую весть (евангелие) Сына Божьего - Иисуса Христа и предание православной церкви. Освящения брака в Кане Галилейской - первое чудо, совершенное Спасителем. Но сам Христос был безбрачен, и многие его радикально настроенные последователи (монахи черноризцы) тоже не имели семей и детей, полностью посвящая свою жизнь на земле жизни будущего века, где нет привычного разделения полов, так как там царствует иная любовь - духовная любовь к Богу (агапэ).

Суть монашества была не совсем понятна Розанову, он не принимал христианского аскетизма, отторгающего от себя семью и деторождение, но более не принимал скопчества - мистического мировоззрения, призывающего своих последователей к ампутации детородных органов с целью уподобления «агнцам Божьим», «белым голубям».

«Скопчество поэтому есть отрицание всего священного: это есть другой полюс не только христианства, но и всех религий» Там же. С. 37.

Чувственная любовь (эрос и сторге), по Розанову, драгоценна, велика и загадочна тем, что она пронизывает все человечество горячими таинственными лучами. «Без этой «любви» человечество рассыпалось бы ненужным и холодным мусором, да и рассыпаетс по грозному обетованию Спасителя: «И в конце времен охладеет любовь»... мутные и грязные явления любви... все развиваются именно на почве «хладеющей» любви, не жгущей более и потому именно манящей к грязному и «холодному», как инстинктивно верно определило его человечество, «разврату» В.В. Розанов. Кроткий демонизм / Религия и культура. Сборник статей. СПб, 1901. С. 163 [ Розанов В.В. Кроткий демонизм // Религия и культура. Сборник статей. СПб, 1901.]. Очевидно, «хладеющея» любовь это разного рода порочные филии (педо, гомо, проституция и прочее).

В этой связи, по мнению Розанова, в браке важно хранить целомудрие - сосредоточенность на чувственности, семейной верности и теплоте. Хранить же целомудрие следует не для нелепого «сиденья в старцах» и не для занятий филантропией, «...этот жгучий и таинственный огонек не неистощим, и задача сохранить его... есть великая задача религиозного и социального строительства» Там же. С. 164.

Осуществление царства небесного на земле, по мнению Розанова, уже происходит при рождении ребенка, благодать продолжает присутствовать в двух и трехгодовалом младенце. «Около него, как земля и подножие, раскрывается вся остальная жизнь» В.В. Розанов. Семя и жизнь / Религия и культура. Сборник статей. СПб, 1901. С. 169 [ Розанов В.В. Семя и жизнь // Религия и культура. Сборник статей. СПб, 1901.].

Растения как живые существа тоже не лишены пола. Люди привыкли не замечать этот удивительный факт, так как половые признаки растений выражены не явным образом, в отличие от рыб и птиц, чьи половые признаки выражаются в окраске и размерах тела. По Розанову только неживые существа, например камни, совершенно лишены половых различий. Там же. С. 172

Здесь необходимо заметить, что современная наука генетика доказывает существование и бесполых форм жизни: некоторые живые организмы размножаются путем бесполого (вегетативного) размножения - клонирования. При клонировании исходный организм (или клетка) служит родоначальником клона - ряда организмов (клеток), повторяющих из поколения в поколение все признаки родоначальника. Клонированием размножаются простейшие, грибы, водоросли, кишечнополостные (гидра), губки, черви, мшанки. Кроме того, существует партеногенез - однополое размножение (у насекомых и пресмыкающихся).

Но Розанова интересует исключительно мужское и женское начала, через соединение которых дается жизнь потомству (брак есть таинство о младенце) и совершается шаг к Богу, так как каждая новая жизнь как творческая капля, рожденная из двух полов, вливает в мир каплю новой любви.

«Брак есть гармония полов, и он основан, как феномен, на вечной и неуклонной предустановленности их сочетания: при чем сочетает их рождающийся в физическом порядке позднее, но метафизическом смысле предваряющий их младенец. Пол, как космическое начало - вечен, но ребенок еще далее, чем вечен, пред-вечен» В.В. Розанов. Семейный вопрос в России, т. 1. СПб, 1903. С. 123 [ Розанов В.В. Семейный вопрос в России, т. 1. СПб, 1903.].

Христианское вероучение предает высокое значение браку и возводит венчание в ряд таинств:

«И сказал [Христос]: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» Евангелие от Мафея. 19:5, 19:6 [ Евангелие от Матфея // Библия, Новый Завет. М., 2012.].

Православная традиция в исключительных случаях позволяет нарушить это таинство и расторгнуть брак. Личная драма Розанова, не сумевшего сохранить брак с первой своей супругой и имевшего пятерых незаконнорожденных детей от второй супруги (в тайном венчании), при этом не получившего официального церковного разрешения на развод, заставила его выступить с критикой позиции русской православной церкви в бракоразводных процессах.

«Нельзя петь панихиду по живому. Нельзя венчание относить к не живущим друг с другом супругам: ибо нет уже более ни «двух в плоть едину», ни «плода чрева», о котором говорилось бы: «благословляем его» В.В. Розанов. Семейный вопрос в России, т. 1. СПб, 1903. С. 124.

Розанов против формального исполнения супружеского долга, ибо это ведет к разливу страстной любви, а он стремится к сосредоточенной любви, слитой «в уголок», когда «она становится рождающею, дето-творящею» Там же. С. 158.

Цезарепапистские устремления постапостолькой церкви (особенно католической), руководствующейся «буквой» а не духом Евангелия, не приемлемы для богоискателя Розанова и он постепенно отходит от христианской традиции, обращаясь к солнечным языческим культам, в первую очередь египетскому.

«...между рогами коровы - диск солнца [изображение Изиды]. «Мы все дети солнца, и я, и корова, и полевой колокольчик, и наша родимая Земля, родившаяся из Солнца, как из меня - Ребенок, и питаемая лучами Солнца, как этот ребенок питается из меня молоком» Там же. С. 301.

Розанову не нравится в христианстве и отрезанность от Бога («только как через Сына», вручившего все «Петру»), и закостенелая иерархичность, закрывшая перед человечеством дверь к Богу.

«Прежде на звезды посмотришь, на лилии полевые - и поверишь. А теперь всему можно научиться только у священника, «право правящего слово». Вне его - ужас. Ни к Сыну, ни к Отцу - толкнуться нельзя. Что же остается человеку? Не «что-нибудь», а ничего» В.В. Розанов. Об основания церковной юрисдикции или о Христе - Судии мира» // Новый путь, апрель. 1903. С. 135 [ Розанов В.В. Об основания церковной юрисдикции или о Христе - Судии мира» // Новый путь, апрель. 1903.].

Розанову необходимо постоянно чувствовать «...«боль» рождения в свет Христов...» Там же. С. 136, он не согласен с тем, что, находясь вне церковной иерархии, плотский человек, обыватель, попадает в ночь, что для всего мирского Церковь определила место лишь во тьме, где нет Бога.

Стремление к «боли» рождения для продления рода присуще в первую очередь женщине (библейской Еве), в ней «заложено сочетание жажды оставаться непременно тайною, но с мучительной надеждой, жаждой, чаянием, что кто-то некогда сорвет и разорвет эту тайну» В.В. Розанов. В мире неясного и нерешенного. СПб, 1904. С. 2 [ Розанов В.В. В мире неясного и нерешенного. СПб, 1904.].

Розанов утверждает, что брак состоит только в супружестве и родительстве. Святые черты брака - это любовь и целомудрие.

«Но сосредоточимся на целомудрии: оно есть черта именно и специально только пола...; это - уважение человека к своему полу. Молчаливое и бережное отношение к нему, как к нерушимо святому в себе... черта бережного, а не молчаливого пола» Там же. С. 63.

Трепетное отношение к средоточию пола Розанов отмечает у древних египтян, поклонявшихся солнечному богу возрождения - Озирису, рассматривая характерные изображения Озириса (фаллические). Священный бык - Апис был посвящен Озирису, символизируя божественную плодовитость. Розанов также отмечает, что египтяне поместили крылья на центральную часть спины крылатых человеческих фигур - керубов, как бы подчеркивая, откуда проистекает легкость и воздушность в человеке.

«Все в природе, и человек и бык, точно летает, когда готовится, или хочет, или может рождать. Все как бы подымается над землею, в эфир, может быть к звездам, все становится лучше и благороднее, наконец, становится божественнее... - в эти особенные минуты. Так думали египтяне» В.В. Розанов. Египет // Золотое руно, май, № 5. СПб, 1906. С. 55 [ Розанов В.В. Египет // Золотое руно, май, № 5. СПб, 1906.].

Розанов в своих предсмертных письмах делится со своим биографом Э.Ф. Голлербахом тайными мыслями, которые нам трудно комментировать.

«...вся ошибка заключается в том, что человечество считает (фаллос) органом, когда он на самом деле есть лицо» В.В. Розанов. Письмо к Э.Ф. Голлербаху, сентябрь 1918 г. / Сочинения. Сборник. Л., 1990. С. 558 [ Розанов В.В. Письма к Э.Ф. Голлербаху // Сочинения. Сборник. Л., 1990.].

«Я уверен, что «в тело Аписа» раздробляется вся «Вселенная», т.е., что вся «Вселенная» есть модусы и модусы, части и части одного невыразимого и непостижимого Аписища, «ноумена-Аписа» и, собственно, одних только его genitali'й и еще собственнее - его вечно брызжущего семени, бурь семени, гроз семени» В.В. Розанов. Письмо к Э.Ф. Голлербаху, октябрь 1918 г. / Там же. С. 563.

Египетский жрец - «солнечный скопец» был противоположным полюсом Аписа, поэтому египетские жрецы поклонялись Апису. В современном мире египетским жрецам подобны хлысты и скопцы, но они поклоняются Христу.

«Хлысты - это вольное, дикое, от создания мира бытийствующее монашество» В.В. Розанов. Апокалипсическая секта (хлысты и скопцы). СПб, 1914. С. 173 [ Розанов В.В. Апокалипсическая секта (хлысты и скопцы). СПб, 1914.].

«Пол человечества» можно изобразить в виде «мирового яйца», в котором: вертикальная линия - частые совокупления (мужчина, полигамия; женщина, «священная проституция»); горизонтальная линия - целибат (мужской монастырь, спиритуализм, гений; женский монастырь, героизм); диагональные линии - это дети и семья, холостой быт, «холодная проституция» Там же. С. 180.

«Священная проституция» существовала в древнем Вавилоне.

«...понятна была вера древних, шедшая еще от халдеев, что «когда-нибудь которая-нибудь девушка забеременеет от Солнца». Для этого они поднимались на вершину своего семиярусного храма, и там проводили ночь, на утро встречая Солнце» В.В. Розанов. Среди художников. СПб, 1914. С. 252 [ Розанов В.В. Среди художников. СПб, 1914.].

Вавилоняне - древний семитский народ, живший в междуречье Тигра и Евфрата на северо-западном берегу Персидского залива.

Розанова поражает, как контрастируют представления о человеке современных жрецов - христианских священников и монахов. Языческий фетишизм живого тела был вытеснен церковным фетишизмом мертвого тела.

«Развился фетишизм лица, фетишизм фигур, фетишизм целого сословия: маленькие боги, ходящие среди человеков, - движущиеся мощи, каждая ждущая своей канонизации» В.В. Розанов. Около церковных стен, т. 1. СПб, 1906. С. 274 [ Розанов В.В. Около церковных стен, т. 1. СПб, 1906.].

Высокомерие и корыстолюбие церковных иерархов, отрешенность от вопросов брака и чадородия привели к формальному исполнению Святых Таинств. В какой-то степени врачеванием церковных недугов занялись религиозные мудрецы - старцы, но их, увы, крайне мало.

«Исповедь у нас, как известно, стала совершенно формальна, и коррективом ее явилось «старчество» Там же. С. 285.

Родник жизни всякого народа лежит в его отношениях к трансцендентному миру, в его понятиях о Боге, о душе, о совести, о жизни здесь и судьбе души после смерти.

Для Розанова очевидно, что религия во всем подобна браку, так как ее основанием является избрание Богом человека и заключение с ним союза с Собою, дабы открыть «этому дорогому существу, невесте или Супругу (Апокалипсис, пророки), истин изумительной важности, чрезмерной интимности, для всего остального мироздания оставленными сокрытыми» В.В. Розанов. Около церковных стен, т. 2. СПб, 1906. С. 414 [ Розанов В.В. Около церковных стен, т. 2. СПб, 1906.].

розанов метафизика пол языческий

Розанов попытался проникнуть во «святая святых» племен, поклонявшихся Аписам, «волооким» Изидам («с бычьими глазами») и Герам. Он делает удивительное открытие, что греческая Гера, тоже волоокая по Гомеру, приходится кровною внучкою египетской Изиде, «которая изображалась (не всегда) в виде женщины, но с головою коровы или (чаще) в виде молодой, красиво сложенной коровы с разумными, почти говорящими глазами...» В.В. Розанов. Русский Нил // Русское слово. М., 1907 / Сумерки просвещения. Сборник статей. М., 1990. С. 528 [ Розанов В.В. Русский Нил // Русское слово. М., 1907 // Сумерки просвещения. Сборник статей. М., 1990.].

Однако главным предметом исследований Розанова является монотеизм древних евреев с заветом обрезания и обрядом миквы (омовение с целью очищения). Чтобы увидеть божественную природу пола, его мысленный взгляд уходит через предание, Новой Завет в мистические глубины Ветхого Завета. К церковному преданию он относится скептически, не веря в истинность стихийного христианства новообращенных языческих народов.

«Это «по преданию»... естественно заменили «истину» темного, безграмотного люда. «По преданию» - значит ощупью... «Все так верили», - говорит, ощупав всех, слепой мужичек» Там же. С. 548.

Разрыв связи между народом и религией, «между племенным началом и религиозным» произошел, когда Христос лишил иудеев приоритетного права связи с Богом, установленного через завет обрезания, и передал возможность всем людям «в духе и истине» поклоняться Богу Там же. С. 578.

«Ветхий Завет есть договор обоюдной верности, в которой Бог вступил с Авраамом и потомством его через знак, положенный на самый орган воспроизведения этого потомства, - через обрезание... суть религии еврейской и заключается в племенности ее, в родовитости ее...» Там же. С. 579.

В Талмуде говорится, что Бог сотворил мир для того, чтобы могло осуществиться (в мире) обрезание. Авраам, еще не наученный ни одной молитве, заключил завет с непостижимым таинственным Богом, не зная имени Его.

«Ты не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Ибо твой творец есть супруг твой» В.В. Розанов. «Ангел Иеговы» у евреев. (Истоки Израиля)». СПб, 1914. С. 13 [ Розанов В.В. «Ангел Иеговы» у евреев. (Истоки Израиля)». СПб, 1914.].

Но к женщинам этот завет не относится, выражая тем самым иерархическую подчиненность слабого пола «носителям завета»:

«Девочка - ничего. Так и есть - «не крещенная», не обрядовая» Там же. С. 19.

Юдаизм есть религия семени, семьи. Все «обетования» о «наследии земли ханаансой, о размножении как песок морской» были приложение к завету обрезания, когда Бог поет «Песнь Песней» над каждым израильтянином.

«Обрезанный» есть «обещанный», - и «связанный в завете»; и по точке наложения печати мы не можем сомневаться, что раскрытие завета, исполнение обещания наступает в браке...» В.В. Розанов. Из восточных мотивов. П., 1916. С. 32 [ Розанов В.В. Из восточных мотивов. П., 1916.].

В браке сплетение «животного» и «религиозного» поразительно очевидно. С семьи начинается отечество, семья начинается с символического выкупа и добровольного согласия, взаимной жертвы супругов.

«...жених подает девушке монету и произносит: «беру тебя этою монетою в жены себе по закону Моисея». Если девушка приняла монету - брак завершен, ин муж и жена... «Нужно согласие да любовь, и чистое тело и обильные роды». Но это не проституция...» Там же. С. 52.

Семейный дом хранит таинство зачатия, таинство материнства. Розанов предлагает молодым матерям запечатлевать на картинах и фотографировать минуты «кормления ребенка» для памятования и домашнего уединенного наслаждения.

«Ничего прекраснее женщины, кормящей грудью младенца своего, не будет». Бог сказал. И люди сказали: «Да» Там же. С. 82.

Более всего умиляет Розанова картина «Жена, сидящая у ноги мужа», нарисованная древним египтянином: «Ибо так сотворил Бог женщину. Сотворил для любви и верности, для любви и памяти о любви. «Я от тебя имела детей: какой вопрос, что я вечно твоя, даже и за гробом». И вот смотрите: взяла за ногу. Нет, держится за ногу. Навертываются слезы...» Там же. С. 90.

В евреях Розанов видит проявление женственных («бабьих») характерных черт, хотя впоследствии он и в русских людях также отмечает эту особенность. Вероятно, так на духовном уровне проявляется завет с Богом, интимная связь племени с Супругом.

«Да таково и все племя - к тому и я веду речь, влюбчивое во всякую окружающую культуру, влюбчивое в племена окружающие, около которых они не могут и не умеют жить только соседями, а непременно вступают с ними в интимность, «заводят шашни», вступают в любовную связь, в подлинное супружество, только не плотски, а духовно, сердечно, образовательно и культурно. Вот их роль!» В.В. Розанов. Русский Нил // Русское слово. М., 1907 / Сумерки просвещения. Сборник статей. М., 1990. С. 583

С русским племенем, очевидно, Бог установил завет через Своего Сына - Иисуса Христа. Суть нового завета разъясняет апостол язычников Павел, - «...обрезание, которое в сердце, по духу, не по букве...» Апостола Павла послание к римлянам. 2:29 [ Апостола Павла послание к римлянам / Библия, Новый Завет. М., 2012.].

Христос, как отмечает Розанов, никогда не смеялся и не улыбался. Евангелие пропитано кровью крестных страданий и слезами осознания глубины человеческого грехопадения. Эта печать грусти легла на весь языческий и впоследствии христианский мир, радости в Христе есть, но «совершенно особенные, схематические, небесные; радости с неизмеримой высоты над землей и человечеством» В.В. Розанов. Метафизика христианства. Темный лик. О Сладчайшем Иисусе и горьких плодах мира // СПб, 1907 / Несовместимые контрасты бытия. Сборник статей. М., 1990. С. 419 [ Розанов В.В. Метафизика христианства. Темный лик. О Сладчайшем Иисусе и горьких плодах мира. СПб, 1907 / Несовместимые контрасты бытия. Сборник статей. М., 1990.].

Розанов убежден, что Бог имеет двоих детей - мир и Иисуса. Между миром и Христом не должно быть противоборства, а должна быть братская любовь. Христианам надо любить мир как «дитя Божие» Там же. С. 424.

Исторически в христианстве выделилось монашество, протестующее против обмирщения Церкви. Оно заразило христианский мир пессимизмом, утверждая, что плотская жизнь, в том числе и в браке, - это всегда грех. Следствием такого «нигилизма» явилось то, что в католичестве епископы и священники не могут иметь брачных уз, в православии это ограничение наложено на епископов.

Об очевидной «тайне» половых отношений, о фундаменте жизни, о столь важной вещи, из которой мы все происходим, которая есть «податель нашей жизни» и, следовательно, почти божественна, люди перестали говорить вслух, а только шепотом, закрыв пологом, «глаз не должен ее видеть» а язык не должен произносить ее «имя»...» В.В. Розанов. Гермес и Афродита // Весы, май, № 5. М., 1909. С. 45 [ Розанов В.В. Гермес и Афродита // Весы, май, № 5. М., 1909.].

Моисею было открыто свыше, что человек, увидевший лицо Бога, тут же умрет: «...лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» Исход. 33:20 [ Исход / Библия, Ветхий Завет. М., 2012.].

Розанов смело предположил, что с этим предупреждением связано нежелание Церкви говорить вслух о тайне пола как о тайне лица Бога. Но именно через эту тайну, считает Розанов, проходит путь в «Царство Небесное» в «искупление», в «равенство полов», где «только души, души» В.В. Розанов. Гермес и Афродита // Весы, май, № 5. М., 1909. С. 49.

Следует вспомнить, что по утверждению Христа «в воскресении ни женятся, ни выходят замуж» Евангелие от Мафея. 22:30, то есть привычные брачные отношения между душами на небесах не возможны (ибо Супруг там один - Бог).

В связи с наступлением на земле темной эры безбрачного христианства Розанов со вздохом и надеждой восклицает: «Афродита еще живет в нас, действует. Иначе все бы умерло. Но мы ее не видим, не знаем, с ней не сообразуемся, ей не ставим свеч, не курим фимиамов. И, словом, она хранит нас, но мы давно ее уже не храним» В.В. Розанов. Магическая страница у Гоголя // Весы, август, № 8. М., 1909. С. 35 [ Розанов В.В. Магическая страница у Гоголя // Весы, август, № 8. М., 1909].

Розанов сожалеет, что в большинстве своем христиане неодолимо чувствовали отвратительность половой системы и полового соединения, позабыв, с какой трепетной нежностью израильский царь Соломон, наделенный Богом невиданной премудростью, воспевает брачные отношения в своей «Песне Песней»:

«Ласки твои милы,

невеста, сестра моя,

слаще вина они,

и запах твоих умащений

лучше всех ароматов» Песнь Песней Соломона. 3:10 [ Песнь Песней Соломона / Библия, Ветхий Завет. М., 2012.].

В Ветхом завете термин «святое» приложен только к семени, святостью «облито, обернуто и все, что около семени и происходит от семени» В.В. Розанов. Библейская поэзия / Библейская поэзия. Сборник статей. СПб, 1912. С. 18 [ Розанов В.В. Библейская поэзия / Библейская поэзия. Сборник статей. СПб, 1912.].

«Будь смирен, ибо ты земля; но будь и высок, ибо ты Бог, частица Бога, Божий дух в тебе. Поразительно. Хочется плакать» Там же. С. 25.

«Песнь Песней» пропитана ароматом брака и жертвенной любви.

«...Соломон и Суламия, в дремотных ласках, сливались в представлении евреев с мистерией жертвоприношения в храм: но без пролития крови, без боли, в одно сладости жертвоприношения, как некоторая «бескровная жертва» (термин христиан)» В.В. Розанов. О «Песне песней» / Библейская поэзия. Сборник статей. СПб, 1912. С. 31 [ Розанов В.В. О «Песне песней» / Библейская поэзия. Сборник статей. СПб, 1912.].

«Песнь Песней» повествует о любви Божьей к человеку, любви человека к Богу.

«Иегова есть «супруг Израиля»... Весь пресловутый «монотеизм» евреев есть «единомужие», верность «одному мужу» Там же. С. 38.

Розанов отмечает, что у евреев и евреек лицо пола как будто разливается на всю фигуру, делая ее какой-то сладкой, ароматной и ускользающей.

Интуитивно предвидя открытие человеческого генома, Розанов восхищенно заявляет, что в каждом насыщенном кислородом кровяном шарике есть мужское и женское, значит, присутствует совокупление, и «весь организм горит, пылает, так как в нем происходят тысячи, и миллионы совокуплений... Но вот внутреннее совокупление недостаточно или «не угодно Богу» и он из Адама извлекает Еву, отделяет в шариках крови их женскую часть и совокупляет эти части в фигуру нового человека» В.В. Розанов. Магическая страница у Гоголя // Весы, август, № 8. М., 1909. С. 40.

Самое первое человеческое совокупление, продолжает свои изыскания Розанов, по преднамерению Божию произошло между близкими родственниками, «не то с дочерью, не то с сестрой, во всяком случае - с ближайшею кровью, почти с самим собою, с частью себя» Там же. С. 40.

В Италии, стоя перед храмом Януса, Розанов ясно осознал, почему кроткая человеческая цивилизация стала столь воинственно кровавою, так как кровь потеряла тайну, которую трепетно хранили древние евреи, стала водой. Все языческие культы, все религии умерли, кроме одного христианства.

«Но какое прекрасное начало религии у римлян: самая ранняя богиня - домашнего очага. Мы, христиане, решительно не знаем, к чему и к кому приткнуть свой домашний очаг... Римляне брали самую эту связь, брали людей за эту их связь и вели, как ниточкою, этою связью их - к Богу; вот идея Весты, странной богини земного благоустройства, от нее же потекли обычаи, права, законы» В.В. Розанов. Итальянские впечатления. СПб, 1909. С. 32 [ Розанов В.В. Итальянские впечатления. СПб, 1909.].

В храме Аполлона Розанову рассказали, что на боковом перистиле, сзади жреца и перед глазами народа раньше находился «квадрант, солнечный круг, разделенный на градусы», что подсказывает Розанову:

«Аполлон - не статуя, как мы привыкли его представлять себе, а - солнце, и до статуи красивого юноши, под которым почему-то подписано Аполлон, греки поздно дошли, и это уже был decadence, вырождение». В самом деле, я стоял в храме Солнца» Там же. С. 191.

Аполлон и все языческие боги древнего мира были названы в эпоху христианства идолами и «бесами». В Пестуме Розанов смотрел на «бесов», пока еще они считали себя богами. Он знал уже их последующую грустную судьбу, что они умрут, будут высечены, вытолкнуты из храмов.

«Мир заплакал. Впервые он почувствовал себя бесконечно виновным, что-то ужасное сделавшим, заслужившим бесконечное наказание, и - чем уже оно скорее, тем лучше - до того было страшно ожидание. Мир не только заплакал, но и захотел смерти: «завтра будет суд миру...» Там же. С. 206.

Наблюдая гибель богов и взлет римского католичества, Розанов отмечает его мрачность, исходящую из пустынного, уединенного настроения души человеческой, отрицающего будничность, простую ежедневную работу, ежедневный пот, маленькие бытовые радости и большую нравственную сторону жизни. Он понимает, что миру необходимо белое христианство, несущее людям радость воскресшего Христа, а не разочарование во всем земном.

«...некуда деться и убежать от чар и «колдования» католицизма, а он - страшен, за спиною у него - кровь, он... изобрел муки инквизиции и вообще всегда и везде был безжалостен и просто глух к человеку и человечеству... Нужна новая и такая же по силе вера в Бога, но в быль-Бога, а не в черно-Бога, которому по таинственным каким-то судьбам поклонился католицизм и поклонился с такою страстью и вдохновением, что голова кружится» Там же. С. 262.

По глубокому убеждению Розанова религия не должна быть по ту сторону гроба, она не должна считать «слишком реальным и грубым самую земную жизнь Спасителя...» В.В. Розанов. Русская церковь. СПб, 1909. С. 5 [ Розанов В.В. Русская церковь. СПб, 1909.].

Монашеству так же не следует быть коллективным саваном над земной жизнью, над бытием человеческим. Сердцем христианства должно быть чадородие, а не безбрачие. Суть старчества - в детскости, в радостном предощущении жизни во Христе.

«Старец - дитя же, но в по-ту-стороннем обращении, как дитя есть старец в по-сю-стороннем обращении. Мне думается, что умерев, мы выпархиваем в «будущую жизнь» малютками... Мы «туда» рождаемся и рождение «туда» есть смерть...» В.В. Розанов. Темный лик. СПб, 1911. С. 91 [ Розанов В.В. Темный лик. СПб, 1911.].

Розанов с сожалением отмечает, что христианские монахи (черноризцы) поклоняются «Черному Солнцу, великой мировой Смерти, метафизике Смерти» Там же. С. 205.

Само же Солнце, в представлении Розанова, согревает своим светом действительность, супружество. В «Черном Солнце» он видит отражение древнего лунного света ассиро-вавилонских культов.

«Луна (Молох и Астарта) - вечное обещание, греза, томление, ожидание, надежда: что-то совершенно противоположное действительному...» В.В. Розанов. Люди лунного света. СПб, 1911. С. 10 [ Розанов В.В. Люди лунного света. СПб, 1911.].

Ассиро-вавилонские боги солнца и плодородия (совокупления) - Ваал и Ашера противоположны Молоху и Астарте.

В умеренности во всем, а не в полном воздержании Розанов видит путь человечества к Богу.

«Нет пьянства - половой напор становится сильнее. И с сильным половым напором народы не имеют предрасположения к пьянству (евреи, мусульмане)» Там же. С. 13.

Умеренность необходима людям для выражения наисильнейшего в них пола, а наибольшая противоположность мужчины и женщины служит чадородию. Будущее нужно тому, у кого есть потомство. Родители во всех странах и во все времена радовались и радуются вступлению детей в супружество, в сонм родительской жизни. В таком «родительстве» Розанов видит смысл почитания отца и матери.

«Вот что означало собою древнее и священное заповедание: «чти отца и матерь твою». Значило: «не оставайся безбрачным», «не оставайся бесплодным», «радуйся с молодою женою своей, радуйся с молодым мужем своим» Там же. С. 84.

Формальное отношение к браку Церкви и мирян «разрушает или растлевает европейскую семью» Там же. С. 118, возникают разнообразные формы «свободной любви», крепнет сектанство, призывающее в «царство безсеменных святых!» Там же. С. 199.

Только в законном браке возможно целомудрие, когда «нарушение девства» будет непременно мужем, и только одним» В.В. Розанов. Сахарна (часть третья. После сахарны). СПб, 1913 // Литературная учеба, № 2. СПб, 1989. С. 96 [ Розанов В.В. Сахарна (часть третья. После сахарны). СПб, 1913 // Литературная учеба, № 2. СПб, 1989.].

В таком браке люди дотрагиваются друг до друга, ласкают друг друга, как ранее их обнимали и ласками их родители.

Народ, пренебрегающий браком, посягают на «родительство», на свое дальнейшее существование.

«Дети, поднимающиеся на родителей, - погибнут. И поколение, поднимающееся на родину, тоже погибнет» Там же. С. 108.

Розанов верит, что солнечные культы семьи древних народов сохранятся, несмотря на современный нигилизм. Люди всегда поклонялись Солнцу. Его лучи мелодичны, животворны.

«Ах, так вот от чего святые - в солнце. Венчик на голове, венчик на голове: какой инстинкт заставил всех людей, все народы, все религии окружить головы своих «любимых» - солнцем» В.В. Розанов. Солнце // Книжный угол, № 4. П., 1918. С. 5 [ Розанов В.В. Солнце // Книжный угол, № 4. П., 1918.].

Солнце космологично, благодаря его свету и теплу растет трава и множится всякая тварь, оно существовало и до христианства.

«Значит, «при всей красоте христианства» - человек все-таки «с ним одним не проживет». Хорош монастырек, «в нем полное христианство»; а все-таки питается он около соседней деревеньки» В.В. Розанов. Апокалипсис нашего времени. СПб, 1917-1918 / Несовместимые контрасты бытия. Сборник статей. М., 1990. С. 547 [ Розанов В.В. Апокалипсис нашего времени. СПб, 1917-1918 / Несовместимые контрасты бытия. Сборник статей. М., 1990.].

Розанов в религиозном экстазе обращается к Солнцу, которое кормит человечество, декларирует свое идолопоклонство и антихристианство, обвиняя Христа в не-делании (в неопределенности «в половой организации»), нигилизме, оставлении мира и уходе в пустыню.

«Ну, кто же не видит из моих тусклых слов, что «богочеловеческий процесс воплощения Христа» потрясается. Он потрясается в бурях, он потрясается в молниях… Он потрясается в «голодовках человечества», которые настали, настают ныне… В вопияниях народных. «Мы вопияли Христу, и Он не помог». «Он - немощен». Помолимся Солнцу: оно больше может. Оно кормит не 5000, а тьмы тем народа. Мы только не взирали на Него. Мы только не догадывались» Там же. С. 548.

Погружаясь в языческий натурализм, Розанов называет совокупление таинством небесным и святым, оно присутствует в животном и растительном мире, не только у людей.

«Действительно, поразительно то особенно, что насекомые (не одни бабочки, но и жуки, «бронзовики», «Божии коровки») копаются в громадных относительно себя половых органах деревьев, и особенно - кустов, роз и проч. олеандров и т.п., орхидей. Чем цветы представляются для бабочек? Вот бы что надо понять и что понять - ноуменально необходимо. Не невозможно, что для каждого насекомого - «дерево и цветок», «сад и цветы» - представляются «раем» Там же. С. 559.

Египетский ритуал погребения, подражающий фазам окукливающейся гусеницы», а также навозный жук скарабей, священный у древних египтян, открывают Розанову тайну будущей жизни:

«Главное, самое главное, что египтяне открыли, - это «насекомообразную будущую жизнь»... Небесные розы! небесные розы!! - и египтяне вносили мумию» Там же. С. 563 [наверно, не случайно розы и Розанов - слова одного корня].

В одном из последних писем, написанных перед смертью, Розанов пророчествует о пришествии Антихриста, хотя многие религиозные деятели (Иоанн Кронштадский, Григорий Распутин и др.) в самом Розанове видели черты Антихриста.

«...именно в России суждено придти Антихристу, т.е. попросту «опять восстановить фалл», обрубленный Алкивиадом: окончательно Христом» В.В. Розанов. Письмо к Э.Ф. Голлербаху, 9 мая 1918 г. / Сочинения. Сборник. Л., 1990. С. 542.

Алкивиад - древнегреческий афинский государственный деятель, который был осужден в изгнание за то, что осмелился посмеяться над «фаллическими» статуями богов (изувечил статуи ночью в компании собутыльников).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современники В.В. Розанова, писатели и литературные критики, хорошо его знавшие, а также близкие люди по разному оценивали труды, посвященные «метафизике пола». Процитируем наиболее известных из них.

Религиозный философ, впоследствии священник русской православной церкви П.А. Флоренский достаточно уважительно отозвался о Розанове.

«О Василии Васильевиче сказать могу лишь очень немного. Ибо иначе - надо говорить слишком много. Существо его - Богоборческое: он не приемлет ни страданий, ни греха, ни лишений, ни смерти, ему не надо искупления, не надо и воскресения, ибо тайная его мысль - вечно жить, и иначе он не воспринимает мира... Это стихия хаоса, мятущаяся, вечно мятущаяся, не принимающего никакой себе грани, хаоса, не понявшего и не умеющего понять своей конечности, своей усталости, своей жалкости вне Бога» П.А. Флоренский. Письмо М.И. Лутохину, 5 сентября 1918 г. // В.В. Розанов. Предсмертные письма (1918-1919 гг. Литературная учеба, январь-февраль, книга 1. 1990. С. 88 [ Флоренский П.А. Письмо М.И. Лутохину, 5 сентября 1918 г. / Розанов В.В. Предсмертные письма (1918-1919 гг. Литературная учеба, январь-февраль, книга 1. 1990.].

Самый близкий человек, его вторая супруга Н.В. Розанова описала последние дни своего мужа:

«Он похудел так. Что походил на тень, я легко его переносила с кровати на руках, как ребенка... Много, много чудесного открыла его кончина и его последние дни, и даже похороны. Милость Божия была на нем» Н.В. Розанова. Письмо П.П. Перцову, 6 февраля 1919 г. // Там же. С. 88.

Анализом мистического творчества Розанова занимался литературный критик Волжский (А.С. Глинка).

«Речь Розанова полна своеобразных изломов и каких-то, на первый взгляд, уродливых вывихов, она извивается в самых неожиданных и странных вогнутостях и выгнутостях, пестрит массой скобочек, кавычечек, подчеркиваний, повторений, закруглений. Это какая-то славянская вязь, запутанная, сложная в своей прихотливой изогнутости и по-своему красивая, красивая именно в своей своеобразной уродливости, в юродивости своей» Волжский (А.С. Глинка). Мистический пантеизм В. Розанова // Из мира литературных исканий. СПб, 1906. С. 309 [ Волжский (Глинка А.С.) Мистический пантеизм В. Розанова // Из мира литературных исканий. СПб, 1906.].

«В мистериях пола Розанов приводит жизнь к соприкосновению с «мирами иными» и здесь, в потемках своих мистически углубленных чувствований, сливает ее с Богом, отождествляет естество с Божеством, теитизирует природу и натурализирует Бога... он пантеизирует христианство, пытается удержаться таким образом на крайнем сгибе его, но, естественно, не удерживается фактически и сползает неминуемо, словно нехотя, через иудейство к язычеству... Розанов с изумительной тонкостью, с невозмутимостью, не то детски наивной, не то старчески лукавой, нейтрализирует сущность христианства, растворяя его в иудействе и затем в мистическом пантеизме Востока» Там же. С. 324.

Литературный критик Д.В. Философофф (один из организаторов религиозно-философских собраний в Петербурге 1903-1904 г., в которых активно участвовал Розанов), продолжил анализ творчества Розанова.

«Правда, разобраться в обильных сочинениях Розанова нелегко. Слишком многогранны, даже хаотичны его писания. Вот уж поистине не классический писатель! Гениальность его сплошь да рядом переходит в тривиальность, мудрость - в первобытную наивность, высокая художественность - в почти непереносимую грубость. И к этой внутренней сложности и романтической несоразмерности мыслей присоединяется еще необыкновенный, присущий одному Розанову стиль» Д.В. Философофф. Слова и Жизнь. В.В. Розанов. СПб, 1909. С. 148 [ Философофф Д.В. Слова и Жизнь. В.В. Розанов. СПб, 1909.].

«Он ретиво сражается с черным духовенством и берет под свою высокую руку духовенство белое... Получается такое впечатление, что во имя Христа Розанов уничтожает аскетизм как результат ложного толкования учения Христова, как коренное извращение евангельских основ» Там же. С. 153.

«И если Розанов так льнет к белому духовенству, к бытовой стороне православной церкви, то именно потому, что здесь он видит бессознательное, жизненное противодействие самой подлинной основе христианства. Потому-то он и отстаивает с такой любовью и батюшек, и цветочки, и плодовитую семью, что в них заключено вечное, дохристианское, языческое начало безгрешной земли. Отсюда и тяготение Розанова к миру дохристианскому, его бесконечная возня с евреями, с миквой, обрезанием и т.д. Религии семитические, утверждающие главным образом жизнь здесь, на земле, заменяющие бессмертие личности бессмертием рода, ему особенно дороги. Пол - вот подлинное и вечное начало борьбы со смертью. Поэтому еврейское «обрезание», как освящение пола, для Розанова, центральный путь семитизма, альфа и омега его, откуда он и выводит свою пресловутую теитизацию пола» Там же. С. 156.

Философ-ницшеанец Ф.Ф. Кукляровский отметил в трудах Розанова:

«Как закоренелый неофит Розанов сатанизировал христианство «путем аппеляции к натуральным родовым инстинктам человека» Ф.Ф. Кукляровский. Осужденный мир. (Философия человеческой природы), СПб, 1912. с. 207 [ Кукляровский Ф.Ф. Осужденный мир. (Философия человеческой природы), СПб, 1912.].

Наиболее негативную оценку розановской «метафизике пола» дал его коллега по религиозно-философским собраниям в Петербурге 1903-1904 г. религиозный писатель и литературный критик Д.С. Мережковский.

«Живой говорит о себе, как о мертвом, «вскрывает» себя, как мертвого. Человек, пока жив, стыдится; только «мертвые срама не имут». В этой книге [«Уединенное»] бесстыдство мертвого. Розанов, конечно, ошибается: никакая правдивость с собою не имеет права на ложь перед другими» Д.С. Мережковский. Было и будет. Дневник 1910-1914 гг. Розанов. П., 1915. С. 223 [ Мережковский Д.С. Было и будет. Дневник 1910-1914 гг. Розанов. П., 1915.].

«Уродство - отсутствие меры. Вообще, у русских людей мало меры... У Розанова - меньше, чем у кого-либо. Он советует новобрачным снимать с себя фотографии во время полового акта, чтобы «сохранить на старость изображение своего счастья в молодости». Что это - райская невинность или порнография? Смешное личико новорожденного или смешная рожа дьявола? Существует половое сумасшествие - бесстыдное обнажение. Кажется иногда, что у Розанова такое сумасшествие. И смехом закутывается оно, как полупрозрачною дымкою, прикрывается, как фиговым листком» Там же. С. 223.

«Малое уродство смешно; большое - страшно. Чем смешнее, тем страшнее. Недаром черт назван шутом. Черт шутит, корчит смешные рожи, чтоб его не боялись: не так-де страшен черт, как его малюют. Черт ловит людей на удочку смеха. Нет, смехом не убить страшного в Розанове...» Там же. С. 224.

«...Розанов плюет на иконы. Что же молящиеся? Ничего, продолжают молиться. Вот она, та подлая терпимость, которая превратила русское общество в дом терпимости» Там же. С. 226.

«Бесстыден, потому что стыдиться некого; при всех обнажается, потому что и при всех один; безобщественен, потому что не может общаться с людьми тот, кто не верит в существование людей» Там же. С. 227.

«Если христианство - ложь, то нельзя ли уничтожить эту ложь? Нельзя ли всю христианскую цивилизацию «послать к черту на рога, как несомненно от черта она и происходит»? Нельзя ли отменить Новый Завет и восстановить Ветхий? - спрашивает Розанов. Надо сойти с ума, чтобы ответить: можно. Здравый смысл отвечает: нельзя, - нельзя сделать, чтобы не было того, что было» Там же. С. 233.

«Он думает, что грех его «не против Бога, а против человека». Нет, против Бога и человека вместе. Может быть, открытый и честный религиозный бунт в наши дни вовсе не грех. Но у Розанова бунт лукавый: из-за угла ненавидит и не смеет поднять глаза на Того, Кого ненавидит» Там же. С. 235.

Литературовед Б.А. Грифцов был благосклонен к философствованиям Розанова, его более интересовала оригинальность литературного стиля.

«Тема только в основном чувстве, на основную нить нанизываются самые пестрые факты, фактические мелочи, бытовые подробности, случайные воспоминания. Таким и остается его стиль навсегда» Б.А. Грифцов. Три мыслителя. М., 1911. С. 11 [ Грифцов Б.А. Три мыслителя. М., 1911.].

«Розанову проблемы философии истории достались как-то случайно. Читал ли он совсем обязательного Канта? Едва ли. Эти вопросы пришли в куче других, пестрых, неразобранных. Даже пришли не сколько как проблемы, сколько как неясные ощущения. Это делается каким-то непосредственным чутьем. У Розанова нет учителей и невозможны ученики» Там же. С. 15.

С глубокой иронией отозвался о метафизических изысканиях Розанова писатель и поэт А.Д. Скалдин.

«Розанов заставляет женщину рожать бесконечно: он вовсе не хочет признать в ней общечеловеческого, некоей половины единого. Розанов - враг женщины. «Упаси Бог ее от индивидуализации, - как бы говорит он, - трагедия индивидуализации может повести ее к катарсису». Розанов не хочет понять, что уже трудно рожать, и он еще готов, быть может, с трудом дать женщине некий незначительный кусочек сознания, но только очень маленький и по возможности без трагедии. Кроме того, у Розанова постоянное влечение к гарему (в книгах). А владельцу гарема совершенно безразличны Фатьма и Ревекка сами по себе, помимо того животно-полового удовольствия, которое они могут доставить ему» А.Д. Скалдин. Затемненный лик (По поводу книги В.В. Розанова «Метафизика Христианства») // Труды и дни, кн. 1-2. М., 1913. С. 103 [ Скалдин А.Д. Затемненный лик (По поводу книги Розанова В.В.  «Метафизика Христианства») // Труды и дни, кн. 1-2. М., 1913.].




Подобные документы

  • Метафизика Аристотеля, учение о четырех первоначалах. Логические идеи философа. Закон исключенного противоречия. Закон исключенного третьего. Этические, социальные и политические идеи Аристотеля. Два типа хозяйства: "экономика" и "хрематистика".

    реферат [24,8 K], добавлен 22.07.2015

  • Сущность исследования философа Хайдеггера, приближение к постмодерному мышлению, приход к темпорализированной философии истока. Возвращение философии на позицию господства, критика модерна и субъективизма Нового времени, дискурс о метафизике Ницше.

    реферат [23,9 K], добавлен 15.12.2009

  • Учение о науке, ее субъективность, развитие идеи в "духе" (в который переходит природа) в философии Ф. Гегеля. Особенность и своеобразие науки в отличие от философии (метафизики) по И. Канту. Позитивная философия французского философа Огюста Конта.

    реферат [20,7 K], добавлен 16.04.2009

  • Проблема метафизики в историко-философской перспективе. Экзистенциальная и интеллектуальная биография персоналий. Актуальные теоретические координаты философских поисков мыслителей. Философия бытия Хайдеггера и философия языка Деррида, критика метафизики.

    дипломная работа [131,0 K], добавлен 22.06.2014

  • Предмет и структурные элементы философии. Аспекты дифференциации философских методов. Появление и развитие диалектики и метафизики. Система взаимосвязанных и дополняющих друг друга функций философии, их характеристика. Роль философии в развитии культуры.

    контрольная работа [31,3 K], добавлен 18.11.2010

  • Определение термина философии в работах древних мыслителей и в трудах современников. Взгляды Платона и Аристотеля на предмет мудрости. Рассмотрение сочинения Хайдеггера "Что такое метафизика". "Сократическое" философствование Мераба Мамардашвили.

    реферат [39,4 K], добавлен 17.12.2012

  • Опыт парадоксальной этики в работе русского философа, представителя экзистенциализмa Н. Бердяева "О назначении человека": происхождение добра и зла, мироощущения человека; сопоставление взглядов В. Розанова и Н. Федорова в вопросе познания истины бытия.

    сочинение [17,9 K], добавлен 13.12.2012

  • Аналитическая философия - одно из влиятельных направлений современной западной философии, в центре внимания которого находятся анализ языка, понимаемый как ключ к философскому исследованию мышления и знания. Периоды развития "аналитической" философии.

    статья [31,4 K], добавлен 19.01.2010

  • Роль метафизики Декарта в современной философии. Проблема адекватного отношения к классической метафизике эпохи Модерна, судьба ее экзистенциального измерения. Проблема наличия и проявления антропологической интенции Декарта. Кантоведение и современность.

    реферат [24,9 K], добавлен 09.03.2013

  • Специфические закономерности развития философии: борьба материализма и идеализма, диалектики и метафизики. Основные периоды зарождения и становления философской мысли на древнем Востоке (Египет, Вавилония, Индия, Китай) и в античном мире (Греция, Рим).

    реферат [24,3 K], добавлен 17.02.2012